21 декабря 2016. Днвнк чтн. Боярышниковые страсти

Вспомнила и перечитала старый рассказ Юрия Бригадира “Нитхинол”. Ибо в тему.
Еще вспомнила, что и с Юрой мы познакомились именно в 2006 году, и до сих пор прекрасно дружим. Такой вот со всех сторон юбилейный для меня год.
http://samlib.ru/b/brigadir_j_a/nith.shtml
“С водкой иногда бывают проблемы. Ну, заканчивается она. И деньги заканчиваются. Гнусные времена бывают у алкашей. И тогда приходится пить… что попало. ССЖ. Спиртосодержащие жидкости.
Ну, нитхинол – это я для затравки рассказал. А вообще, пьют, значит:
1. Одеколоны;
2. Духи (вот вы зря думаете, что это почти тоже самое, что одеколоны. Я потом объясню, а вы пока запомните – это другое);
3. Лосьоны;
4. Зубные эликсиры;
5. Зубную пасту (именно пьют – разбавляя водой);
6. Антистатики;
7. Клей (разные виды, но наиболее популярный, конечно, БФ);
8. Настойки (огромное количество, практически – всю аптеку);
9. Денатурат;
10. Политуру;
11. Эссенции для всяческих лимонадов;
12. Моющие средства (об одном из них я уже рассказал);
13. Все остальные жидкости, случайно или намеренно содержащие спирт.”

“Духи.
О.
Алкаши специально их не берут. Потому что они бывают куда как дороже водки и покупка их смысла не имеет. Но вот догнаться ими среди ночи – в самый раз. Доводилось и мне. У подруги на туалетном столике, помню, шарился в полной темноте. Нашел. Выпил. Говно. Не, ну на самом деле – говно. Это тот же одеколон, но воняет в тридцать раз сильнее. И, как сказали бы дегустаторы, послевкусие невъебенное, недели на полторы. Уже и трезвый давно и борщи-шашлыки жрал и чаем-кофем-шоколадом заливал, ан нет – вся, блядь, кулинария имеет мерзкий вкус французских духов.
А глаза подруги наутро? Глубокие такие, колодезные, холодные-прехолодные, ледяные…
- Ты хоть знаешь, скотина, сколько они стоят?
Молчу. Не знаю, конечно. Но подозреваю, что дороже ящика водки.
Больше духи я не пил.
Во-первых – мало.
Во-вторых – воняют.
В-третьих – послевкусие.
Прости, милая. Не понять тебе духовных стремлений генетического алкоголика.
Други мои, коллеги, алконавты России, а равно и всего мира! Не пейте духов, они плохие. Потерпите до утра. Утро ночи не в пример мудренее. К тому, некоторые очень дорогие духи при принятии внутрь откровенно ядовитые. Шанель, например. Не каждый и выживет. Нда.”

(две цитаты)

7 октября. Днвнк чтн. Достоевский период

Днвнк чтн. Достоевский. Игрок. Неточка Незванова.
Я помню, когда в Москве мы беседовали с писателем Юрием Бригадиром, он сказал, а я вот что-то перечитываю Достоевского, подряд, много.
Юра постарше меня и я тогда подумала, интересно, придет ли время, когда я сяду и буду тоже читать Федора Михайловича. Подряд. Много.
Прошло с той нашей встречи восемь лет (кстати, был октябрь) и вот я читаю Достоевского, романы, один за другим. И это очень хорошо. А мне это обязательно нужно, потому что я пишу сама и мне важна чистота языка и многомыслие, и умение думать разно, и не сужать угол зрения, а напротив, уметь увидеть много и снова – по-разному. И планка обязана быть самой высокой. И словарный запас обязан становиться все больше.
Так что да, я читаю и перечитываю раз в пару лет Пушкина и Лермонтова, Толстого и теперь вот Достоевского – в обязательном порядке.

Гаджеты и сеть

Заказала себе в магазине Индикатор жесткий диск для лаптопа, буду менять. И переустанавливать винду. Купить хотела сразу, но нету, так что буду ждать еще неделю, надеюсь, комп дотянет.

А в почте яндекса обнаружила (когда приспичило) функцию подписки на нужные сайты. Там можно их все собрать, рассортировать по папочкам и потом проверять обновления или заходить на сайт, не открывая отдельной вкладки, а прямо вот там вот прям вот.

Можно, к примеру, листать вообще все обновления сайтов одной папки – одной лентой. Но я еще разбираюсь, что там к чему, и можно ли ограничить количество показываемых постов, чтоб не крутить десять-пятнадцать уже трижды просмотренных раньше, перед тем как оно изволит перейти к следующему сайту.

Думаю, все там можно, если посидеть и подумать, потыкать кнопочки. я все мечтала ленту рсс себе завести, вот “подписки” примерно то самое, только для чтения не нужна программа, а еще там показываются сайты, где нет кнопки рсс. Удобно, да.

Еще мне все же приедет в посылке (надеюсь, что все сложится) микрофон Плантроникс, который мне посоветовал Бригадир, собственно, модель внешнего диска для лаптопа мне тоже он выбирал и советовал, а я тут сидела и гордилась, ибо диск, выбранный автором легендарных “Дневников тестировщика” это круто )

Черт знает что, даже комьютерные примочки смыкаются у меня с литературой, Значит, так тому и быть.

А когда приедет микрофон, я снова попробую что-то свое начитать, в основном для брата, который давно уже предпочитает книжки не читать глазами, а слушать ушами. И если у меня будет получаться что-то боле-мене приличное, то буду вешаться на Форминге со своим теплым ламповым голосом, вещающим теплые ламповые истории…

Юрий Бригадир “Аборт”, фрагмент романа

Взрыв

Перед смертью я очень спешил. Собственно говоря, не только перед ней. Я спешил вчера, позавчера, неделю назад, днем, ночью, но чаще всего, и это меня выводило и выворачивало особенно — по утрам. И хотя у нас дома скоростной серебристый лифт, но все равно — я торопясь, сознательно давил в пол обеими ногами и напрягал бицепсы, стараясь нарушить, хоть раз, хоть на одну минуту, закон тяготения. Два g меня бы устроили. А еще больше устроили бы 4 g. Говорят, летчики выдерживают и 8, и 10. Но недолго. Для некоторых это уже последняя перегрузка в жизни. Цветные, налетающие друг на друга круги перед глазами, малиновый звон, нарастающий кровяной ураган, артериальный взрыв и уход в точку.
Но я все равно им завидовал. Ведь в этот момент скорость истребителя просто чудовищна. И ее наверняка хватает. А мне нет. Мне никогда не хватало.
Продолжить чтение

Написала предисловие. И теперь оно в книге Юрия Бригадира

“ПОСМОТРИ НА МИР МЕРТВЫМИ ГЛАЗАМИ”

А Б О Р Т

Читатель не всегда читает то, о чем пишет писатель. Иногда он нанизывает на жесткую нить повествования свои личные переживания и проблемы, ставит себя на место героя, додумывает его, вернее, уже свои мысли. Так бывает, и часто.
Когда читаешь прозу Юрия Бригадира, идентифицировать себя с героями его романов не получается. Потому что отличительная особенность всех его книг — мощная энергетика главного героя. Что бы он ни делал, в какие сюжетные перипетии ни попадал — ощущение от происходящего можно сравнить с потоком, несущимся с горы. Ревет и мчится. Сам-один, но увлекая с собой всех и вся. И читателя тоже.
А ведь читатель чаще имеет дело с авторами, в которых творческое начало подразумевает определенную трепетность и чувствительность. Понимая, что парой гантелей или кольтом настоящей книги не написать, мы автоматически миримся с такой литературной условностью.
Продолжить чтение

Предисловие ко мне

 Юрий Бригадир написал несколько слов ко второй книге "Татуиро", но получилось – про все вместе.
Помнится, на Самиздате некоторые штатские сильно язвили по поводу того, что я умею работать руками, а не только перышком гусиным по пергаменту… 
Бриг вот не язвит, а ценит. Красиво написал, а вдруг это, и вправду, я…

———————-

Блонди умеет шить. У нее получается все, начиная от платьев и заканчивая кожаными наручниками для садомазохистов. У нее сильные и юркие пальцы. Попробуйте сделать хотя бы один стежок по хорошей коже и сразу все поймете. А теперь попробуйте сделать это же, но красиво. А теперь все то же, но чтобы клиент расплатился, не познав в своем сердце жадности. И помножьте это на сотни вещей и сотни дней. Путь иглы. Стежок за стежком. Ни одного неточного движения. И куда-то надо спрятать узелки.
А еще Блонди умеет писать. Она азартно пробует все, начиная от маленьких, легких, как пыльца, рассказиков и заканчивая полотнами, уходящими за горизонт. Путь иглы, стежок за стежком. Это тяжело, потому что надо иметь трехмерное зрение и не рассыпать слова по морскому песку и не рассыпаться самой, и не забыть, куда шла. Попробуйте с удовольствием прожить три книги, каждую придумать, написать и примерить на себя. Хорошо еще, если как платье. А если как наручники? Игла имеет свойство срываться и уходить под ноготь. Орать можно, да, но нельзя оставлять следы крови на бумаге. Никто не должен видеть, что нитка идет уже сквозь пальцы. Или сквозь сердце. Сотни дней и ночей, паутина смысла. И куда-то ж надо спрятать узелки.
А еще у Блонди есть татуировка – танцующий грациозный сарган. Греется на ноге перед броском, обвивает. Тело узкое, как нож или молния. Путь иглы, точка за точкой. Ни одной испуганной линии – хищник.
Перед вами, дамы и господа, вторая книга романа Елены Блонди "Татуиро". Я очень прошу не браться за нее, если вам просто нечем заняться. Пусть вас не обманывает легкость и простота первой книги, где игла шла по поверхности, по контуру, вполсилы. Здесь острие проникает глубже. и, соответственно, ярче. Блестки боли в глазах, кровяные росинки, огненная дрожь, терпение на грани. Чего не сделаешь ради рисунка! Подумаешь, боль. Точка за точкой, стежок за стежком, танец слов, переплетение, грани, полутона…
"Татуиро" – это путь иглы. Страстно, болезненно, жгуче и фантастично.
Заживает не сразу.
Завораживает надолго.
И остается, как водится, навсегда…

Юрий Бригадир.