Привет!

лен.jpg

***

Я выкладываю свои книги в бесплатном доступе, каждый текст – в нескольких форматах.
Теперь у меня снова есть яндекс-кошельки, на которые читатели могут бросить мне денег. А я за это буду безмерно благодарна и, конечно, еще напишу чего-нибудь летнего, южного, радостного. Или – волшебного. Или – про любовь )
Вы знаете, что я напишу это и без денег, но я безмерно благодарна читателям, которые помогали мне деньгами, честное слово, это было неожиданно и чудесно, знать: кто-то заботится о том, чтоб я в первую очередь писала, а не ломала голову, как прожить и где заработать.
Вот номер моего яндекс-кошелька
41001206608684
4100192880543

А еще я буду ОЧЕНЬ благодарна за размещенные в сети ссылки на мои книги, за отзывы и рекомендации. Я пишу, чтоб вы читали, и очень хочу, чтоб вас становилось больше )

Приятного чтения!
Лена Блонди
читать дальше

31 мая. Нужные сайты. Орфография

вдогонку, про глуби и вглуби:
Наречия
§ 136. Пишутся слитно:
“6. Наречия с пространственным и временным значениями, в которых приставка соединяется с формами существительных верх, низ, перед, зад, бок, высь, глубь, даль, близь, ширь, век, начало.
Следует различать слитно пишущиеся наречия и совпадающие с ними в буквенном составе, но пишущиеся раздельно сочетания предлогов со словами других частей речи (существительными, прилагательными, наречиями, местоимениями). В таком различении большую роль играет контекст. Именно в контексте выявляется реальное значение и типичные синтаксические связи слов разных частей речи.
В зависимости от понимания текста пишущий может выбрать и слитное, и раздельное написание в таких, например, случаях: погрузиться вглубь (в глубь) океана, зайти вглубь (в глубь) леса, гнездо наверху (на верху) дерева.”
http://orthographia.ru/orfograf_uk.php?oid=661

31 мая. Сенька и Сонечка

в разговоре вспомнился мой рассказ о собаках-оборотнях. Нашла вот аудио-файл, созданный Анатолием Герасименко и Кирьяном Кузнецовым

Elena Blondie – Сенька и Сонечка.mp3

 

и почитать его же

31 мая. Юбилей

Небольшой личный юбилейчик. Написала 8 авторских нового романа о Кире, которая вынужденно совершает прогулки в глубь своей памяти, вдруг выясняя, что собственные тайные территории полны чудовищ.
Как всегда у меня, все очень не коротко, да и фиг с нормами.

29 мая. Днвнк чтн. Маркес

поутру общались с подругой о Маркесе (в агенте). Вот пара слов на память самой себе.
“…очень хорошо к нему отношусь )
Шлюх читала один раз, еще когда только они впервые на русском появились, и собираюсь перечитывать, у меня Маркес почему-то всегда требует двойного чтения. Мне кажется, из-за глубины текста.
…он меня все время тревожил своей неправильностью.
То длинно, то скучно, то громоздко, то повторы.
я именно у него вообще сюжетов не запоминаю (меня это раздражает))
Но несмотря на все это он чудовищно сильный и целая отдельная реальность.
ну типа плевал он на мое читательское мнение, он просто расцвел и раскустился.
хочешь, подходи, хочешь, пройди мимо ))
у меня вообще с Маркесом сложные отношения на протяжении всей жизни читателя)
они сами как роман.”
еще добавлю. Маркес не описыватель магической реальности, он сам и есть эта реальность, в смысле – территория. Писатель-страна (куда мы и забираемся, читая)

29 мая. Днвнк, ремонт

резала вчера плитку плиткорезом. Вышло ровно и вполне как надо, ну в первые разы всегда получается хорошо, а потом приходят косяки, но временные. (когда получилось, сразу захотелось порезать вокруг все в мелкие квадратики, эххх)

28 мая. Черновики

черновики.
Кира дернулась, оглянуться, ощущая себя разрезанной пополам временной границей. Будто лицо и вся передняя часть с рукой, опущенной под тяжестью портфеля, принадлежали прежней Кире, совсем еще девочке, что вернулась из школы. А другая рука, вцепившаяся в дверную ручку, спина и джинсовая задница, затылок с подколотыми длинными волосами – Кире нынешней, только что кивающей соседке.
- Олечка, у меня там кипит, – морщась, прервала собеседницу мама. И, быстро попрощавшись, соскочила с тумбы, легко, как девочка. Так же быстро снимая с головы железочки бигуди, разглядывала в полутемном зеркале блестящее от крема лицо.
- Ты чего растрепалась вся? Гнался кто-то? Эта Оля, вечно звонит, когда я занята. Руки вымой, ну почему я должна напоминать все время? Там каша и мясо в чугунке. Я скоро ухожу, у тети Веры родня приехала, надо повидаться. Ты, конечно же, не пойдешь? Тетя Вера обижается.
- Нет, – отозвалась Кира уже из комнаты, бережно, как стеклянный, ставя на диван потертый портфель и рассматривая свою руку, как чужую. Сознание мучительно расслоилось, и одна его часть, та, сильная, которая хранила Киру от воспоминаний о прошлом, неумолимо утекала, истаивала, уходя за спину, как вода стекает с плеч по бедрам и коленям, потом щекочет ступни, и вот ее уже нет, остались капли на быстро высыхающей горячей коже. Не высохла одна капля, засела в мозгу, беспомощная, годная лишь на то, чтоб отражать происходящее, которое из забытого прошлого стало вдруг реальным настоящим. Отражать, но не влиять и даже не комментировать, помогая заново пережить. Лежала, влажно переливаясь, где-то за лбом, в центре головы, еле слышно напоминая Кире – ты выживешь.
Выживу?
Страх заданного самой себе вопроса стал последней репликой диалога Киры и Киры. После него она осталась одна.

(последняя фраза написана криво, хотя смысл хотелось обозначить именно этот. Не слово было репликой, а страх, прозвучавший в мысленном, несказанном звуками слове. Потом еще покручу фразу)

“Прогулка”

26 мая. Новая работа Алексея Соверткова

Новая работа Алексея Соверткова. И, внезапно, кусочек моей легенды о сладкой Лахъе, уж очень совпало…
————–
– А если останешься, то и умение твое останется вместе с тобой, Лахъя. Я буду брать за тебя дороже.
– А ты меня заставь…
Сказала и отвернулась, накинула покрывало. Села у окна, смотреть на улицу и пощипывать струны саза. И будто солнце ушло навсегда.
Ахнул Энете, сползая с высокого ложа, всплескивая руками, забегал, прихрамывая, суетился рядом с красавицей, приседал, заглядывая в холодное лицо.
– Посмотри на меня, сладкая Лахъя, посмотри так, как только что! Умру без твоего взгляда, без сладкого дыхания на моей шее. Посмотри, дочь лисицы, а то прикажу всыпать плетей!
– Прикажи. Но это умение силой не повернешь. Радость покорности не сродни, старик. Для покорности купи себе девок.
– Я согласен! Я дам тебе вольную. Но не уходи, не бросай старого Энете, подари мне блаженство!
Старый саз мягко лег на постель, пропев тонкими струнами. Поднялись смуглые руки, расстегивая золотые булавки. Зазвучал женский голос, полный любовного меда.
– Напиши мне пергамен. И клянусь, ты получишь столько, сколько сможешь осилить. Я буду с тобой до самого смертного часа.