30 октября. Внезапное

На Митридат я обычно поднимаюсь засветло, а тут (пару дней тому) не успела, и пришла наверх уже в темноте. Вообще никого, потому что сыро и ветрище дергает за капюшон.
И вот в полной ветра темноте, подсвеченной снизу городскими огнями, дохожу к площадке, где машины разворачиваются, а там маячит неведомая фигня, подпертая шестами.
Оказалось, остановка автобуса (?), украшенная мозаичными рыбками (!!!), с надписью ЮЖНОМОРСК КОНЕЧНАЯ…
Было так, будто я провалилась в параллельную реальность собственных романов.
Название “Южноморск” я давно использую в своих текстах, если не хочу привязывать литературную географию к чересчур конкретным местам в реальности. Южноморск у меня в романах и рассказах как бы Керчь, но имеет право быть не совсем Керчью, ибо реальная Керчь город все же весьма своеобразный, с ярко выраженной брутальной индивидуальностью. От которой я временами устаю, и тогда уезжаю в свой Южноморск, откуда отправилась воевать столицу Даша Лесина (Ателье) и где живет Ника-Вероника (“Судовая роль”). В рассказах кое-где Южноморск тоже есть.
Я остановку сфотографировала, конечно, а то если это киношники выстроили, уберут ведь, вместе с ее чудесными мозаичными рыбами.
Стояла там одна, смотрела на картинки и надпись. Думала, интересно, а если бы не “конечная”, и вдруг пришел бы автобус… поехала бы я в Южноморск? (привет, сюжет, написанный столько раз, что он уже и не сюжет, а практически реальность)))

24 июля. про цветы и

пацанчик

А прекрасный цветок с дивным запахом называется, кстати, ночная красавица, но эстеты-ботаники обошлись с красавицей жестоко, у них он – мирабилис слабительный.
Хорошо хоть, не ночная красавица слабительная***

немножко ботаники (пять местных цветиков)

На клумбах вдоль цветного бетонного забора детсада “Ласточка” не росли розы, потому что у них имелись не положенные правилами шипы. Без жалости выпалывались ростки великолепного индийского дурмана, что по всему Южноморску прорастал, где хотел, и по вечерам раскрывал огромные белые цветы, истекающие томным угрожающим ароматом.
Тут кустились низкие петунии в разноцветных ситцевых платьишках, а к ночи, когда в саду оставалась одна вечерняя группа, и сторож обходил пустые площадки, открывались алые, белые и ярко-желтые колокольчики ночной красавицы. Вот они и пахли, рассказывая – август, пришел новый и вечно древний темный август. Но Ника с этим запахом не встречалась – смена заканчивалась в шесть. Зато две альбиции, что росли у центрального входа, прихотливо, будто в танце, изгибая стволики, пушились поверх перистых листьев множеством пахучих розовых кистей. И Ника, проходя мимо, обязательно нагибала ветку и срывала кисточку. Нежную, как старинная пуховка для пудры. И с таким же кокетливым тающим ароматом.

 (Судовая роль)

26 февраля. Судовая роль, или Путешествие Вероники

мои книги (дальше)
Судовая роль, или Путешествие Вероники

0_b5262_db3168d2_orig (900×675)
Роман написан летом 2013 года, и я что-то совсем не помню, что меня сподвигло, кроме того, что очень хотела его написать. Хотела (наверное после романа о неподвижной усидчивой работе девочек в ателье)) написать путешествие. А еще хотелось снова написать что-то веселое и легкое, уже не оглядываясь на всякие форматные рамки.
А тут расскажу смешной случай. О том, откуда берутся герои книг.
Ходила я в текущих делах, писала и правила потихоньку “Княжну” и “Нубу”, снимала всякое и немного прикидывала, как сяду и как напишу романчик о женах моряков. Вот, думала я, морская проза у нас есть, не так чтоб много, но есть, – у мужчин о мужчинах. А написал ли кто о том, что происходит дома, когда их нет? Как происходят поездки, встречи, расставания и всякое прочее. И для начала работы, о чем я сама читала не раз “чего-то не хватало”.
Продолжить чтение

Судовая роль, или Путешествие Вероники

Я закончила первую правку романа. Кое-какие детали вычеркнула, где-то сместила акценты в нужную сторону.
Полный текст опубликован в моем разделе на Самиздате

Вот тут

Судовая роль, или Путешествие Вероники

Хотелось мне написать что-то легкое и светлое, и подарить своим героям толику счастья, не покидая в то же время реальности.

Счастье штука прихотливая. Но бывают в жизни ситуации, когда оно просто есть, пусть мы знаем – не навсегда. Разве это что-то меняет в счастливые моменты?

Знание об изменчивости жизни, о преходящести и конечности сложившейся ситуации должно сочетаться с умением человека все равно позволять себе быть по-настоящему счастливым.

Кто это умеет – никогда не пройдет мимо своих счастий. Их множество, поверьте. Кто это умеет – тот и счастлив.

Будьте счастливы, это реально прекрасное ощущение )

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 25. Эпилог. Ника и ее все правильно

Глава 24

Глава 25
Эпилог
Ника и ее все правильно

Чтобы попасть в маленькую бухту, нужно, идя по берегу, прыгать по серым осыпям, балансируя на качающихся камнях, что валились со скал, уходя в воду колючими языками. Или, поднимаясь от дома на главный мыс дальнего края Ястребиной бухты, выходить в степь на узкие тропки, у третьей развилки спускаться, лавируя между серых огромных валунов в кляксах желтых лишайников, – похожих то на голову великана, то на странную птицу со сложенными крыльями. А то на приспущенный парус плывущей под землей лодки.
Продолжить чтение

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 24. Ника, счастье и наполеоновские планы

Глава 23

Глава 24
Ника, счастье и наполеоновские планы

Под лохматым навесом Марьяна снова завела какую-то музыку. Посвистывая крыльями, взлетели с провисшего провода от крыши дома два толстых голубя. И ветер вывернулся из-за угла, потрогал Никино горящее лицо, которое ей мучительно захотелось сорвать с себя и сунуть в карман или выкинуть нафиг, чтоб никто не видел, что оно там сейчас выражает. Чтоб не увидела роскошная незнакомка (так вот она какая – «своя»… и я тут… с мокрыми патлами), не увидел Пашка, который топтался рядом.
Продолжить чтение

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 23. Ника и сельские домовладельцы

Глава 22

Глава 23
Ника и сельские домовладельцы

В душном автобусе Ника задремывала, прислоняясь к захватанному стеклу, и в зыбком сне являлась ей мама – прижимая руки к ситцевому халату, причитала, клоня к плечу голову: в быстро катящихся словах все повторялось одно и то же, про то, что нельзя так, Веронка, сорвалась непонятно куда, а я, а сын у тебя, и что скажут соседи, и работа же! Просыпаясь, смотрела на плывущую степь под светлым почти белым небом, истекающим зноем, и тихо радовалась тому, что ругаться не стала. Просто, сжав губы, покидала в сумку необходимые вещички, а утром поцеловала Женьку и наказала маме, чтоб в сад к девяти, а обратно, как всех, пусть полдничает там.
Она ехала уже два часа, автобус часто тормозил у обочины и в проходе толкались бабульки с кудахчущими в мешках курами, пропеченные солнцем старики и горластые подростки. В эту сторону не едут туристические мальчики с гитарами и девчонки с большими рюкзаками, отметила Ника. И машин с чужими номерами нет на пыльном проселке, усыпанном гремящей щебенкой. Жопа мира, сказала Васька. Ну и ладно.
Продолжить чтение

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 22. Ника и решительный август

Глава 21

Глава 22
Ника и решительный август

На клумбах вдоль цветного бетонного забора детсада “Ласточка” не росли розы, потому что у них имелись не положенные правилами шипы. Без жалости выпалывались ростки великолепного индийского дурмана, что по всему Южноморску прорастал, где хотел и по вечерам раскрывал огромные белые цветы, истекающие томным угрожающим ароматом.
Тут кустились низкие петунии в разноцветных ситцевых платьишках, а к ночи, когда в саду оставалась одна вечерняя группа, и сторож обходил пустые площадки, открывались алые, белые и ярко-желтые колокольчики ночной красавицы. Вот они и пахли, рассказывая – август, пришел новый и вечно древний темный август. Но Ника с этим запахом не встречалась – смена заканчивалась в шесть. Зато две альбиции, что росли у центрального входа, прихотливо, будто в танце, изгибая стволики, пушились поверх перистых листьев множеством пахучих розовых кистей. И Ника, проходя мимо, обязательно нагибала ветку и срывала кисточку. Нежную, как старинная пуховка для пудры. И с таким же кокетливым тающим ароматом.
Продолжить чтение

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 21. Ника и все-все-все впереплет, внахлест и по-всякому

Глава 20

Глава 21
Ника и все-все-все впереплет, внахлест и по-всякому

Вертясь перед зеркалом, и напевая в такт песенке, что неслась из ресторанного зала, Оля взбила черные волосы, тщательно укладывая вдоль щек косые прядки. Помахав рукой, подмигнула гардеробщику. Тот крякнул, маяча за своей пальмой, подумал и подмигнул в ответ.
Ника, поглядев на часики, шагнула к стеклянной двери, начиная уже немного нервничать.
- Оль, нам полчаса идти обратно.
- Угу, – Оля нагнулась к зеркалу, вытягивая губы, словно хотела поцеловать отражение, ловко подрисовала их помадой, – идем-идем. Выходи, догоню.
- Де-е-евач-ки! – заблеял давешний ухажер, подпрыгивая и оскальзываясь на трех невысоких ступенях, – ч-чтожы быстро так, ну-у-у…
- У нас мужья, – наставительно сказала Оля, поворачиваясь и выгибаясь, чтоб увидеть спину, провела ладошкой по маленькой попе, обтянутой джинсами.
И отодвигая мужчину, двинулась следом за Никой. Та ждала, придерживая тяжелую дверь.
- Так я же… я просто! Такие красивые деввач-ки! Имею я право! – мужчина выпятил живот, – в свободный вечер! Ну, имею? После работы!
- Смотря какая работа, – засмеялась Оля.
- Директор промтоваров тоже ж имеет право? Так? – мужчина скромно умолк, выжидательно глядя на барышень.
Продолжить чтение

Судовая роль или Путешествие Вероники. Глава 20. Ника и огненные страсти

Глава 19

Глава 20
Ника и огненные страсти

“Мед и молоко под языком твоим”…
Фотий сидел, привычно положив руки на кожаную оплетку, постукивал пальцами. Силуэт Ники еле просматривался за стеклом телефонной будки. Вот она переступила с ноги на ногу, повернулась, ища его взглядом. И подержавшись глазами, как за руку, отвернулась снова. Убрала с плеча распустившуюся косу.
Мед и молоко…
Он говорил это девчонкам, в колхозе. Черт, сто лет тому это было. Библейская цитата всегда работала. Поцелуй, потом нараспев в маленькое ухо – мед и молоко… и обязательно добавить мимоходом “это из библии, песнь Соломона”. Выслушивая ответное “ах”, уже осторожно двигать ладонью, отыскивая пуговицы на платьишке.
Продолжить чтение