Елена Блонди. Люди, которые читают книги. Книги, которые читают люди. Николай Лисник, благотворительный проект «Прикоснись сердцем»

В одном из керченских магазинов сети «Сота» проходит реалити-проект в помощь больным детям Керчи. Владелец сети магазинов «Сота» Николай Лисник живет за стеклом большой витрины магазина – двадцать один день (с 16 декабря). И каждый может прийти, поздороваться, бросить купюру в стеклянный ящик, или же перевести деньги любым удобным способом, используя электронный кошелек или счет в банке.
Я побывала в «Соте», познакомилась с Николаем – человеком с прекрасной улыбкой. И очень рада, что он согласился ответить на несколько книжных вопросов специально для литературного портала Книгозавр, конечно же, о книгах и чтении.

Елена Блонди:
Когда я увидела вас впервые, именно тут, за стеклом магазина, вы читали книгу. Я, как человек, имеющий дело с книгами и чтением всю жизнь, сразу отметила этот волшебный, хотя внешне неяркий диссонанс – человек в окружении самых продвинутых гаджетов, мало того, человек, которому принадлежит целая сеть магазинов, торгующих этими самыми гаджетами, – читает обычную книгу. Бумажную. А вокруг – мониторы, телевизоры, смартфоны, электронные книжки, веб-камеры, фотоаппараты, видеокамеры…
Поэтому первый вопрос возник сам.
Книга. Что за книга? И почему – книга?

Продолжить чтение

19 декабря 2016. Аннотация Евгении Перовой к роману

вот так надо писать о книге, чтоб ее хотелось читать!
Коротко, емко, отмечая сюжетную линию и отмечая идею романа. И при этом – очень литературно.

Фото Евгении Перовой.

Роман «К другому берегу» представляет собой первую книгу из серии «Круги по воде». Это большая сага о семье Марины и Алексея Злотниковых.
Хотя каждая книга серии – произведение вполне завершенное и может читаться самостоятельно, все романы объединяет единая связующая нить, на которую нанизаны судьбы героев: Алексей и Марина меняются от книги к книге, их характеры раскрываются, делаются глубже. Алексей Злотников по прозвищу Леший – художник, поэтому в романах много рассуждений о живописи – каждая из трех книг заканчивается картиной, которую он написал. Марина тоже проходит свой путь взросления, постижения себя, определения своей роли в этом мире.

Название саги – «Круги по воде» – выбрано не случайно!
Есть люди люди деятельные: творцы, креаторы, которые переделывают мир, совершенствуют. Или ломают. Такие персонажи есть в романах саги. Есть люди созерцательные, которые наблюдают, любуются, а потом пишут романы, поэмы или картины – это Алексей Злотников. И есть люди, вдохновляющие других на подвиги или на творчество. Они напоминают камни, брошенные в воду – камень просто лежит на дне, а пущенные им круги все расходятся и расходятся, меняя действительность. Подобные люди самим фактом своего существования преобразовывают мир. Такова Марина – главная героиня саги «Круги по воде».

Эпиграф к первой книге:
Сергей Шестаков:
она произносит: лес, – и он превращается в лес
с травой по колено, с деревьями до небес,
и входит она в свеченье зелёных крон,
и лес обступает её с четырёх сторон,
она произносит: свет, – и он превращается в свет,
и нет никого на свете, и слова нет,
и облако белой глиной сворачивается в клубок
пока еле слышно она произносит: бог…

Анонс и предзаказ книги (выходит в январе):
https://book24.ru/product/k-drugomu-beregu-729734/

Трофеи. Абу Али Ибн Сина (Авиценна) Канон врачебной науки

“Жженую голову соленого самаруса прикладывают на место, укушенное бешеной собакой или ужаленное скорпионом, и это помогает. Всякая рыба и уха из всякой рыбы также полезны от выпитой отравы или от укуса. Если выпить ухи из рыбы. (394) именуемой ухутадус, и несколько раз подряд вызвать рвоту, то это. Помогает от укуса рогатой гадюки и бешеной собаки. Мясо кунийуна, если сделать из него лекарственную повязку, помогает от укуса бешеной собаки и от укуса гадов. Мясо рыбы,называемой бунни, употребленное в соленом виде, помогает от укуса гадюки. Если сделать из него лекарственную повязку, оно помогает от укуса бешеной: собаки.”
Абу Али Ибн Сина (Авиценна)
Канон врачебной науки
из главы
Буква син
520. САМАК – РЫБА
http://bibliotekar.ru/ibn/7/26.htm

Итоги серфинга

Я нечасто ищу себя в сети, и не потому что я такая вот супер-гордая, – с моей точки зрения маркетинговая разведка это вещь нужная и нормальная, но, когда я пишу или правлю, я стараюсь исключать вещи, которые могут выбить из колеи, особенно всякие отрицательные отзывы. А тк пишу или правлю я практически постоянно, то и поискать себя получается редко. И потому результаты оказываются для меня неожиданными и прикольными.
Например, я нашла целую кучу левейших сайтов, продающих подозрительные таблетки от спины и прочих радикулитов, и там, посреди пузырьков и блистеров висит текст главы из романа Татуиро (змеи), с описанием того, как бедного старого Тику порвал медведь и теперь у бедного старого (теперь еще и кривого со всех сторон) Тику – все болит, ой как сильно болит.
Продолжить чтение

Книжка Завра

Идет работа над сборником “Избранное Книгозавра”.  Основная цель книги – знакомить читателей с хорошими авторами, создав еще одну точку пересечения литературы издаваемой и литературы сетевой.
Продолжить чтение

О любимом. Трилогия Джеймса Хэрриота

Трилогия Джеймса Хэрриота.

Всякий раз, приезжая домой, я знаю, что после первых разговоров, первого домашнего обеда и первых звонков, – подойду к книжному шкафу и достану одну из трех книг Хэрриота. Наугад. Без разницы — первую, третью ли по хронологии событий. Все три читаны множество раз и почти выучены наизусть.
Продолжить чтение

Написала предисловие. И теперь оно в книге Юрия Бригадира

“ПОСМОТРИ НА МИР МЕРТВЫМИ ГЛАЗАМИ”

А Б О Р Т

Читатель не всегда читает то, о чем пишет писатель. Иногда он нанизывает на жесткую нить повествования свои личные переживания и проблемы, ставит себя на место героя, додумывает его, вернее, уже свои мысли. Так бывает, и часто.
Когда читаешь прозу Юрия Бригадира, идентифицировать себя с героями его романов не получается. Потому что отличительная особенность всех его книг — мощная энергетика главного героя. Что бы он ни делал, в какие сюжетные перипетии ни попадал — ощущение от происходящего можно сравнить с потоком, несущимся с горы. Ревет и мчится. Сам-один, но увлекая с собой всех и вся. И читателя тоже.
А ведь читатель чаще имеет дело с авторами, в которых творческое начало подразумевает определенную трепетность и чувствительность. Понимая, что парой гантелей или кольтом настоящей книги не написать, мы автоматически миримся с такой литературной условностью.
Продолжить чтение