27 ноября. Страсти по молотому ригентропу

Отличие нового олбанского от старого в том, что он не забавка тех, кто умеет правильно и, шуткуя, выворачивает язык наизнанку. Он теперь и есть язык. Основной. Те, кто на нем пишут, говорят и думают, другого не знают и не умеют.
Сумеет ли создатель молотого ригентропа опознать в нем Молотова-Риббентропа, если увидит правильные буквы в документе или тексте? Боюсь, что нет. Слишком много усилий, свести, чтоб совпало, и понять, что получилось.
Старый олбанский на фоне этого – интеллектуальная игра, которая этим и занималась: опознай в намеренном искажении верное и поймешь смысл.
Прощай, перелетное утко… Мы убились апстену.
———————–
Комментарий Саши Хуснуллина в фб: А так оно и бывает всегда… вначале интеллектуальные салонные забавы, интеллигенция косит под малограмотных и все хихикают, а потом “идея овладевает массами” и народ радостно режет интеллигентов, восклицая косноязычные лозунги на ими же придуманном языке. Все великие революции тому пример

15 октября. Про нобелиата и Карузо, напетого соседом

а есть ли вообще в природе хорошие переводы стихов Дилана на русский язык? Настоящие профессиональные с соблюдением поэтического размера и рифмами (или как раз не рифмами), а не только смысловые подстрочники и три перевода одной и той же самой известной песни?
Роман “Тарантул” я нашла. Но сам Дилан от него в свое время открестился и посчитал негодящим. Если верить всяким биографическим сведениям.
PS. группу Дилана в контакте я нашла и переводы там с удовольствием почитала.
PS. Переводчик Машхур Почоев рассказал мне, что нет таких переводов, и что переводить Дилана очень нелегко, он их тех авторов, которых всегда лучше читать в подлинниках.

12 сентября. Одно из главных правил общения с подписчиками блога в социалке

Чем категоричнее высказывание в ленте, тем больше оно нравится тем, кто ленту просматривает. Даже если оно полно неточностей. Вернее, категоричность всегда не точна.
———-—
Для большей точности выше нужно убрать слово “всегда”, заменив его на “как правило”.
Но тогда категоричность уйдет )))
————
Для большего эффекта две последние фразы нужно слить в одну, чтоб прозвучало так “хотя категоричность всегда полна неточностей”.
Тогда категоричность усилится.
————
и т.д.

16 июля. Про “передом” и “задом”

пару дней тому была в старом парке, в самую жару. Там лавочек поставили, штуки три, они в тени, ветерок с моря, прекрасно. Только скучно, лавочки стоят лицом к прогулочной дорожке, асфальт, за ним – мрачные толстые туи. А за спиной волшебная полуденная жизнь – птицы, деревья, густая тень, солнечные пятна на траве, бабочки.
Пришлось сесть задом-наперед, просунув ноги под перила спинки, отворотясь от редких прохожих.
Подумала, а ведь их так везде ставят, всякие лавки: “к лесу задом”

12 мая. про ограничения

вчера я заполняла форму для размещения одной своей небольшой прозы в магазине электронных книжек. В итоге совершенно по моим понятиям целомудренная проза потянула на крепкие 18+ (герои в постели курят после секса, рассказывая друг о другу о печальном – то бишь о сцене насилия и жестокости над животными, и вот же сволочи, никак не выразили своего отрицательного отношения к табакокурению и не призвали читателя к..), и я снова напомнила себе о том, что быть в наше время неиздаваемым писателем – это гарантированно сберечь нервы и здравый ум, не напрягая его размышлениями, куда бы в тексте впихнуть фразу про ай-яй-яй дорогая ты снова куришь вопреки минздраву…

18 марта. Про текст

Иногда написание текста похоже на шахматную партию, в которой есть заданные исходные условия – место действия, фигуры, и правила, по которым каждая движется. А потом все может сложиться так или эдак, делаешь ход, а персонажи и ситуация тебе отвечают. Приходится делать следующий ход не так, как он был задуман, а выбирать оптимальный именно для разыгрываемой партии. Очень и очень )

Рабочее, дискотечное, про секс.

Ночью написала половину 17-й главы, и это хорошо, хотя конечно, такой странный рабочий ритм – иногда боязно, выдержу ли. В романе получается много эротики, (слава Господу, уже другого уровня, не того первого, что пишут многие, умея гладко писать, и я писала такое, каюсь) он, собственно, как раз об этом самом. И еще, мне интересно, вот у меня в прозе вообще много чувственности и эротики, несколько раз посторонние читатели отзывались об этом, хорошо отзывались.
Продолжить чтение

Про затылки, спины и задницы

Я нечасто снимаю людей в лицо без их ведома. Причин несколько.
Я не люблю быстрых контактов с посторонними людьми, они меня утомляют, а когда снимаешь в лицо, волей-неволей входишь в контакт.
Еще я не люблю снимать без разрешения владельца лица, а если и снимаю, то или для фото-дневников личных, или стараюсь так, чтоб лицо было совершенно не главным в кадре, а говорили другие вещи.
Продолжить чтение

ангелы

Первый ангел появился у меня в прозе наверное в “Татуиро (демонах)” и из просто мальчика стал сначала одним из главных героев, а к концу книги – главным.
Это такой, еще неосознаваемый мною ангел.
Потом был Дзига, мальчишка Леты, и вот он ангел по всем признакам. Но я его так не называла (позже поняла). Когда написался рассказ “Под облаком”, там уже появилась четкая картинка. Вот люди, вот демоны – разные, вот хранители. И рядом – ангел. Когда я писала, то сначала затруднилась, прикидывая, а хорошо ли это с точки зрения грамотности – девочка, пусть и ангел, получает глаголы в мужском роде. Но по-другому не выходило, она ведь – ангел.
В романе “Инга” написалась девушка Анна, а попросту, по земному смешному – Нюха. Которая опять что-то наворотила, сердито орал на любимую ослепительный Олега Оум.
И вот там я и поняла, видимо, мне никуда не деться от этого, ангелы в моей прозе – нормальное явление, они туда приходят сами. С ними текст становится живым. И еще с ними нестрашно смотреть дальше и дальше жить.
Это я к тому, что в “Дискотеке” поселился свой ангел, ангел именно этого романа. И ему, как всем им, на земле ужасно тяжело. И как все они он, конечно, справляется.
Хорошо, что он есть. Они.

про свое

Для мужчины-писателя его дар и написанное является дополнительным капиталом (не именно денежным) и поводом для гордо покрасоваться (это я любя пишу), для женщины-писателя ее дар – неловкий недостаток в глазах окружающих, в лучшем случае ей простят безвредное баловство-писанинку, моя-то пописывает там чего-то… В худшем – будут умалчивать, делая вид, что этого недостатка нет, ну как деликатно обходить некое калецтво или разной степени ненормальность. И разумеется, никто из партнеров не скажет, ну-ка давай-ка показывай, мне интересно, что ты пишешь. Еще не факт, кстати, что покажу, но наблюдение такое имеется и статистика набрана)
Вообще я нечасто пишу наблюдения свои, причину вот недавно озвучил Лембит Короедов, те, кто читают, они потом такое вычитывают в написанных словах, что просто – за голову схватиться. И кидаются воспитывать, укорять, взросло посмеиваться, уверенно называть причины, как правило кривые и не те). Ах да, еще советовать, как мне успокоиться и начать жить)))