17 ноября. Еще рассказ (фантастика)

Еще рассказ, написан в 2008 году, опубликован в одном из сборников издательства “Шико”
Как бы это поточнее… Очень мрачная ужас какая готичная фантастика про межпланетный стокгольмский синдром и методы его преодоления без помощи каких-либо внешних раздражителей, одними лишь внутренними ресурсами мозга. И – души.
То есть, чуждая раса, плен, героическая амазонка в лапах (во всех смыслах) чудовища (во всех смыслах) и вдруг все ка-а-ак заверте…

Елена Блонди. Царь Горы

“Царь горы” – веселая детская игра, в которой участники
штурмуют гору, стараясь добраться к вершине победителем
(Энциклопедия игр и забав)

Хорошо что большая… большие, поправляется Ян, осматривая валуны на склонах. Верно и то и другое: гора большая, с растущими между большими валунами соснами и колючим кустарником. Сосны кое-где собираются рощицами по десятку штук.

Ян лезет вверх, стараясь держаться за валунами. Под ним дорога огибает правый склон скалы и над вершинами сосен слышны медленные хлопки лопастей, будто вертолет так дышит. Ноги оскальзываются на колотой щебенке, и Яну кажется, хруст такой сильный, что заглушает шум вертолета. Очень страшно. Тягостный страх всегда ждет его на этом месте, здесь тропа выходит на открытое пространство и снизу ее видно. По дороге может проехать грузовик с солдатами, или выскочит из-за поворота мотоцикл и просто не будет времени спрятаться. Тогда – смерть.
Продолжить чтение

Елена Блонди. Сонная сказка

- Скорее, закрывай! – Лап толкает меня к хлопающим створкам широкого окна, сам бежит по гулкому ангару к двери. Я держу створку, высунувшись до половины, налегая грудью на широкий запыленный подоконник. Ветер облизывает лицо. Мне страшно, света в ангаре нет и, если мы все закроем, то – полная темнота. Может оставить? Окно высоко, хоть это и первый этаж, основание дворца. Но чувствую, как с ветром что-то щекочет голую ногу. Шлепаю по коже и, неуловимое, оно расплывается на руке. Колено зудит, и зуд тут же отдается пятнами по нескольким местам ног сразу. На руке – кровяное пятно и в центре его – мягко дрожащий раздавленный комар размером с хорошую сливу. Меня передергивает, я опускаю руку и, жмурясь, вытираю о шорты. На ноги смотреть боюсь, только слушаю кожей, как все шлепает и шлепает мяконько, чтоб сразу зачесаться.

Продолжить чтение

Елена Блонди. Все включено

На последнем, медленном полушаге к зеркалу она остановилась. Пальцы расслабились, меховое манто, нежное и невесомое, с ласкающей кожу подкладкой, выскользнуло, тронуло в движении кончиками длинных ворсинок бедро и пало на вощеный паркет. А больше на изгибистой, совершенной фигуре ничего и не было. Лишь облако волос мерцало, стекая пушистой водой на полные груди, и пряди щекотнули талию, когда повернулась, – посмотреть в профиль. Подтянут ли живот, не провисла ли грудь. Подтянут. Не провисла, – сказало ленивое солнце и потрогало кожу теплыми пальцами.
– Стоп!
Валерия дернулась, метнулась ко рту рукой, короткими пальцами по уголкам губ. Казалось, слюна там. Но сухо. И хочется пить. Она заворочалась в кресле, нащупала ногой приступку, попробовала встать. Ухватилась за поручень кресла.
Лян смотрел, равнодушно как бы, но злорадство скакало, дрожало, как коленки этой… носорожихи, вспомнил он виденную вчера передачу. И стал следить, как туп-туп-туп короткими ногами в серых чулках, подрезанных белым халатом по колено, клиентка забегала по комнате, проверяя все углы и закоулки.
– Здесь что? А здесь?
Толстые ноги уже не дрожали, только в голосе осталось взлаивание, сердитость на собственную слабость.

Продолжить чтение

Елена Блонди. Insecto: Третья встреча

… Когда совсем стемнеет ночь…

– Когда совсем стемнеет ночь, придут жуки и заберут тебя…
– Маленькая, хватит!
– Я пою!
– Я знаю, но – хватит!
Девочка нахмурилась, покрепче ухватила куклу и затрясла ее, укачивая. С вызовом глядя на мать из-под темной челки:
– Майма не заснет! Ей нужно спеть песенку!
– Спой другую.
– Майме нужна только эта.
И она снова затянула подрагивающим от упрямства голосом:
– Жуки придут и заберут…
– Так! – мать вскочила, дернула куклу за пластиковую ручку, – Майма прекрасно заснет без всяких страшилок, – и ты иди ложись.
Девочка сердито глянула на мать и пошла к полуоткрытой двери. Постояла, держась за ручку. Царапала белую краску. Поколебалась. Решила.
– Мам? Я не буду. Дай Майму, пусть спит со мной.
– Без песенок?
Девочка опустила голову. Покивала. И, не поднимая глаз, подошла, взяла протянутую куклу и понесла в спальню. Из-за двери послышался ее сердитый вздох, скрип кровати.
Таня тихо подошла к двери, прислушалась. И скривила губы, кивнув на тихое, секретным дрожащим голосом быстро пропетое на ухо покорной Майме – “придут-придут, глазки закрой…”

Продолжить чтение

Елена Блонди. Insecto: Вторая встреча

Светлана загремела сковородой. Донышко неровное, с плиты соскальзывает, но – самая удобная. Картошка не пригорает, оладушки вкусные. И всякий раз – борьба. Все шутили, а Санька собрался написать “Сагу о коварной сковородке”, но не собрался. Об этом тоже шутили за ужином. В особенности о том, как Саньке этой самой сковородкой перепадет. Классически.
Сковорода увертывалась, ее надо было придержать рукой за скользкую ручку. Светлана обожгла палец, с грохотом сунула сковородку в угол плиты и выключила газ. Ушла в ванную.

Продолжить чтение

Елена Блонди. Insecto: Первая встреча

Моему сыну – великолепному мальчишке – посвящается
Саша вынырнул из сна, ощутив закрытым глазом теплые Светочкины губы.
Потянулся, подставляя другой глаз.
– Ах, как он во-озится! – одетая Светочка навалилась поверх одеяла, – как у него уютно там и интере-есно! – и закопала руку в теплые складки постели.
– Н-ну! Не щекотайся! А то я проснусь!
– Не буду, не буду! Поспи еще, тепленький. Я сбегаю к Люське на часок, а то она ускачет на работу.
– Угу, придешь, сразу – под одеяло, чтоб я тебя не ждал, – Саша завернулся с головой – досмотреть сон. Светочка на цыпочках бегала по комнате, собирая все для примерки – сметку, сантиметр, булавки.
– Лежи уж, распаляйся, – хихикнула.

Продолжить чтение