25 февраля. Татуиро (serpentes), то есть – змеи…

Книга писалась два года, с сентября 2009 по май 2011 года. По объему практически двухтомник – 27 а.л. (извинити)

Основное место действия – некая запредельная реальность, абсолютно другой мир, куда уносит девушку Ладу из самого тягостного и жесткого эпизода первой Татуиро. То есть, внезапно для самой себя я угадала с форматом и написала о попаданке и о попаданстве в целом.
В змеиной Татуиро пришло время объяснить, откуда же эти самые змеи-татуировки, метящие людей, отягощенных даром, явились. То есть, сначала я так и хотела оставить их чистыми символами, аналогичными всяким воображаемым друзьям, с которыми в разные периоды жизни некоторые из нас ведут беседы.
Но рисованные на коже змеи с каждой новой написанной страницей двух книг становились живее и живее, и какие уж там символы, если – воцарились в отдельно взятой книжной реальности.
Сама героиня с недоумевающей досадой характеризует первые впечатления от нового места обитания – какая-то передача “Вокруг света… Сплошные туземцы и джунгли…
Яркое и резкое впечатление из которого выросла тональность книги – посмотренные когда-то документальные кадры, о драке диких мужчин, да, в этих самых джунглях, там один другому рассек горло и кровь не текла, она била длинной струей, рассыпаясь в мелкую красную пыль, орошая глянцевые листья. Это было сокрушительно вразрез с привычным и потому незамечаемым недодумыванием деталей. То, что повергает в шок людей, столкнувшихся к примеру с тем, что кровь раненого человека – пахнет, что ее – много, что кажется – она везде. Это сбивает с ног. Эпизод в данном случае – чистая символика. Мне нужна была эта книга, чтобы проверить, могу ли я пощупать совершенно воображаемые вещи, осязать их, а не просто механически перечислить признаки, ритуалы, географию, природу…
Могу ли – сделать мир по-настоящему живым, наполнить кровью, которая пойдет по венам и артериям текста, работая, а не просто – вот мы истекаем клюквенным соком (с)
Так что попытка передать (и самой ощутить) восприятие окружающего мира змеями, существами, лишенными эмоций, но разумными, не машинами, а – холоднокровными созданиями, в концепцию книги встроилась очень даже логично. Чужой мир, совершенно и абсолютно. Чужой язык. Чужие мысленные установки. И в нем, в этом мире – еще и наличие чужого разума в совершенно чужих анатомически телах. Но две расы переплетены и сосуществуют.
Это тот уровень глубины сюжета, до которого я попыталась донырнуть. А внешняя канва вполне себе ярка, сочна, полна событий и приключений, мистики и экзотической бытовухи.
Книга должна была издаться в том же Шико, но роман попросту продинамили, хотя договор я подписывала на издание всей трилогии. Внятного ответа, почему же книгу не захотели издать, я не получила, Потом несколько моих друзей списывались с издателем насчет издания ее за собственный читательский счет (и издатель согласился), но для этого мне самой нужно было делать корректуру (мой поклон и горячие благодарности Тамрико Салаховой, профессиональному корректору, которая проделала гигантскую работу, подарив мне свое корректорское время), редактуру и верстку, тут произошел затык, тк верстку я не умею, да и не считаю нужным уметь, мне писать бы учиться и учиться.
И саму Тамрико и меня тоже сильно удивило замечание издателя о том, что книга не пошла в печать из-за моей кромешной неграмотности, мол, издательский корректор запросил пощады, не справляясь с огромным числом ошибок в тексте.
В любом случае на бумаге книги нет, оба тома выложены в сети с 2014 года (после нескольких основательных правок) и за это время текст заработал целый один отзыв от абсолютно стороннего читателя на Самиздате! Но отзыв чудесный, да, я его с удовольствием процитирую:
————-
8. Alera 2014/09/03 09:06
Осталось дочитать совсем чуть-чуть. И уже жалко, что скоро текст закончится. Прекрасный язык, по-моему. Красочно и интересно. Как замечательно, что НЕ примитивно, НЕ просто! Это НЕ тупой квест. Автором накоплено множество жизненных наблюдений, есть эпизоды, которые потянут на шедевр, пожалуй.
Автору – успехов!
————-
Отдельная моя благодарность именно за эту книгу двум удивительно мыслящим моим друзьям. Кори – за помощь в создании нового имени девочки Лады (Вамма-Найана, несущая свет, короткое имя – Найя), и Лене Коро за работу с мифологией змей и концепцией их энергетики (сбор человеческих эмоций в змеиную силу аа-шши и великий первый змей Ахашш). Благодаря им имена и термины не высосаны из пальца, а взяты из реальности мифов.
Написала я тут много, но и книга очень не маленькая )
Картинка с великим Ахашшем найдена в сети, подошла идеально.
Авторское примечание. Я благодарна этой книге за то, что она научила меня упорству и усидчивости, и за уроки – как технически воплощать безудержное воображение в ясно изложенную реальность.

Третья книга Татуиро

Я разместила последнюю часть трилогии Татуиро на странице, где лежат мои книги для скачивания.
Теперь там есть весь текст “Татуиро” целиком.

http://tatuiro.ru/?page_id=710

Татуиро (serpentes), роман. Глава 83. Заключительная

Глава 83
Грань бесконечности

– Почему ты ушла? – он рвался вперёд и почти проваливался в желтоватую пелену, встряхивая головой в надежде, что это лишь пелена его слёз, скрывающая висящее на стене тело. Но мягко принимая, пелена отталкивала, и он, еле удерживаясь на ногах, снова бился, разводя руки, пытаясь скрюченными пальцами прорвать помеху. Жёлтое стекло, вставшее стеной, отгородило его от пещеры, которая одновременно была внутренностью студии, и там, за ней, всё переплеталось, показывая огромные цветы и между ними вдруг знакомую изогнутую кушетку, колыхающиеся на дальних окнах шторы, открывающие неровные каменные стены, увитые яркой зеленью. Не слышались звуки: стоны и шипение стихли, может быть, тоже биясь изнутри в мягкую преграду.
Навалившись на жёлтую муть, Витька застыл, покачиваясь, напряжённо пытаясь услышать. Мелко стучала в висках боль, билось сердце, шумело в ушах, и в самом центре головы зудело тонко и режуще – беспомощность пела свою нестерпимую песню.
– Потому что надеялась уберечь тебя.
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 82

Глава 82
Смерть в лесу

Как же это? Как? Как вышло?…
Кора застонала и попыталась повернуться. Кровь заполняла рот, а хотелось дышать, но голова застряла между камней прочно, и, слабо дернувшись, она смирилась и проглотила соленую жидкость. Затихла, глядя, как резные листья высоко-высоко чертят прозрачное утреннее небо. Бледное, ещё до Айны.
Левую ногу дёргало всю, так, что непонятно, где именно ушиб или что там ещё. А правая не болела. Будто её и нет вовсе. Кора испугалась, снова дёрнула головой. Рот опять наполнился кровью, и она, сглатывая, заплакала. Слёзы щипали израненное лицо, и высокие листья в небе расплылись.
Тенькнула утренняя птица. За ней ещё одна. Затрещала вдалеке воровайка, пролетая среди веток и посматривая бусинами глаз, чьё бы гнездо разорить? Клам-клам-кламм… – затоковал совсем недалеко лесной барабанщик, и Кора вспомнила: в детстве они становились в кружок, заложив руки за спину, кланялись по очереди всё быстрее и быстрее, хором говоря считалочку: «клам-клам, стучи в свой клам, кто проиграет, с того кожу сдирают…»
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 81

Глава 81
Аа-Шши

Расписные тела шевелились по окраинам зала, ползли между валунов, приподнимая туловища и устремляя в лица лежащих взгляды янтарных глаз. Открывались пасти с чёрными плеточками языков. и, когда кто-то стонал или выгибался, шипение исходило из розовых глоток.
– Оннали… мама… Оннали… – детский голос проговаривал слова с безнадёжным отчаянием, и Найя повела глазами: кто-то здесь может говорить?
В клубке движущихся тел увидела мальчика с чашей в руках. Он, отходя от сестры, поворачивался к другой фигуре, карабкаясь на валун, расплёскивая воду, совал край чаши к раскрытому рту. Потом, сползая, снова бежал к сестре, огибая неровные выступы камней и почти наступая на шевелящуюся свиту. Найя сморщилась, глядя, как плавно текут следом за Мерути змеиные тела, маячат перед зарёванным лицом розовые пасти.
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 80

Глава 80
Пленники Эдема

– Так повелось от Великого Ахашша…
– Ахашша…
– Жизнь важнее смерти, всегда…
– Всегда…
– Служение жизни – удел всех…
– Всех-х-х…
Открыть глаза… Входящий через мутную щель, зарешёченную мокрыми ресницами, красный, как сукровица, свет резал глазные яблоки. Но мерный голос, вторящий себе эхом, протекая в уши, пугал, и нужно было видеть, кто говорит.
Шевельнуть рукой, чтоб заслониться ладонью от света, и всё-таки открыть глаза… В запястьях затлел медленный огонь, горячей плесенью съедающей кожу. И было страшно, что нельзя повернуть голову и увидеть, не обнажилась ли кость от едкой боли.
Двинуть ногами… Нащупать ступнёй пол и убежать, пусть на четвереньках, не обращая внимания на боль в запястьях. Но щиколотки мёртво стиснуты, не повернуться…
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 79

Глава 79
В пустоте

Он летел. Раскинутые руки обтекал крепкий ветер, и холод его был светлым и прозрачным, как чистое стекло. По шее трепались концы коротких волос, а пальцы ног шевелились от удовольствия – быть босыми на холодном ветру с севера. Севера? Где же тут север?
Оглядываясь, рассмеялся, и смех, ширясь, разошеёся кругами по ледяному текучему воздуху. Светлыми по темноте.
Под ним, он нагнулся, смотря ниже коленей, облепленных старыми джинсами, и ниже босых ступней – и вокруг него, и выше, – поднял голову, наслаждаясь каждым движением, – везде были миры. Круглые планеты с привязанным на нитке солнцем, плоские миры на уставших вечных слонах и больших черепахах, миры-луковицы из множества прозрачных чешуй, миры – кристаллы, вламывающиеся друг в друга, миры – груды старого железа, слепленного бесформенными кучами. И в каждом – свой север и свой юг, свои горсти звёзд и мерцающей радугой вставший над твердями воздух для дыхания тех, кто придумал, как выглядит мир.
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 78

Глава 78
Сад Оннали и Найи

У Найи болели ноги. Лестница, по которой спускались, казалась бесконечной и была так широка, что двое терялись на ней, и каждый шаг казался мельче, чем на самом деле. Шли, сперва прижимаясь к стене, но чёрные дыры пугали, и они постепенно сдвинулись на середину лестницы, освещённую красным светом факелов. Раза два Мерути, не отпуская Найиной руки, боязливо подходил к краю без перил и вытягивал шею, заглядывая в чёрный колодец. Крепко держа его, она и сама пыталась разглядеть, что там, внизу, следя, чтоб не закружилась голова.
Оттуда же смотрели вверх. Когда купол стал похож на смутно видимую монету, Мерути остановился и сказал шёпотом, что хочет писать. Она, подведя его к чёрной дыре в стене, не отпустила маленькой руки, сторожко вглядываясь в сумрак. А после, оставив его на ступенях, сама сделала два тихих шага туда, куда не добирался свет факелов.
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 77

Глава 77
Новая работа

Московский май был прекрасен. Просторное небо наваливалось кучевыми облаками на разбросанные среди парков группки высоток, и с холмов казалось, что там, внизу, в квадратах парков, домов, улиц и переулков всё немыслимо совершенно. Свет этого мая был лучшим для Витьки за последние несколько лет. Он будто пил его, отмечая все изменения света, а глаза хотели ещё и ещё. По утрам, просыпаясь, протягивал руку и, поддев уголок шторы, цеплял его за спинку стула, стоящего рядом с окном. Смотрел, как свет ползет с уголка подушки на щёку спящей Аглаи, меняется, становясь сочнее и ярче. Всматривался в тени от ресниц, от мочки уха, и будто сам исчезал в них, тонких, еле заметно ползущих. Зная, что, может быть, май этот для него последний.
Продолжить чтение

Татуиро (serpentes), роман. Глава 76

Глава 76
Проводы мастера

В маленьком доме на окраине деревни медленно ходил Акут, держа в руке глиняный светильник. Рыжий хвостик огня вилял и прыгал, но мастер знал, где что лежит, и, нагибаясь, доставал и бросал в сумку мелочи: чирок с кремнем, узелок с сушёным мясом, небольшую тыкву с узким горлышком, заткнутым пробкой из коры. Присев на постель, поднял с пола низку бус, которую делал для Найи и не успел закончить. Подержав на весу, тоже сунул в сумку.
Снаружи грузно затопали шаги, и он, поставив светильник, поднял голову. Стукнуло, и дверь раскрылась, показывая широкий силуэт Бериты. Она зашла молча, прикрывая за собой дверь. Мастер опустил голову и стал подтягивать ремешки сумки.
Продолжить чтение