21 февраля 2017. Общий файл романа

Общий файл, первая правка.
Еще нужно присмотреть к роману картинку и после этого повесить на свою страницу с книгами.
Приятного чтения.

30 декабря 2016. ГОД

январь – завершена редактура романа “Крис и Шанелька”, роман выложен для чтения
(судя по дневниковым записям, электричество в январе давали на три часа днем и чуть на побольше ночами)

февраль – написался рассказ “Как будто Джек” – очень нежно я к нему отношусь, к этому рассказу. С большой радостью посвятила его Ирине Лобановской, писателю и мужественному человеку. Интересно, что ближе к концу года я прочитала рассказ Скотта Фицджеральда, написанный от имени пса, так пишут, конечно, многие, но его пес как будто брат как будто Джека, не по схожести сюжета и стиля, а… – не знаю, как сформулировать, додумайте сами. Ну и конечно, моя концовка супротив концовки С.Ф. – свисток против фанфары.

март – внезапно написалась повесть о подростках “Вот роза…”
Так внезапно, что я сейчас трижды проверила, когда ж это я ее успела. Да, в марте.
Продолжить чтение

1 декабря. Шанелька и Крис, роман на Самиздате

шарики1.png

Блонди Елена. Шанелька и Крис

 

Роман одним файлом на самиздате
Приятного чтения )

5 марта. Мои книги. Крис и Шанелька

Веселый роман-путешествие. “Крис и Шанелька”

0_da1fd_8a128325_orig (1400×991)

Книга написана стремительно, с середины ноября 2015 года (начала я ее за пару дней до массовых отключений электричества) до конца января 2016.
Сначала сюжет и герои мне приснились, это было пару лет тому, сон был таким ярким и связным, что я пересказала его подруге в болталке, чтоб деталей не позабыть. Позже искать нашу беседу в архивах, конечно, поленилась (я вообще никогда не перечитываю записей для памяти, пока что) и потому, что запомнила, то посчитала самым важным. Например, прозвище одной из героинь Нелька-Шанелька. И путешествие двух молодых женщин на своей машине следом за участниками автомобильных гонок в качестве поддельных столичных журналистов. А еще был во сне странный их приятель, умник, возникающий ниоткуда и ведущий умные беседы, чтоб снова исчезнуть в толпе отдыхающих.
Продолжить чтение

5 марта. Мои книги дальше. Дискотека, роман-дилогия

Книги дальше (уже немного осталось)))
Роман-дилогия “Дискотека”

0_cdaa9_7ba3286e_orig (800×600)

Это для меня вещь не менее знаковая, чем “Татуиро” и “Княжна”. По многим причинам.
Вот из сетевого прошлого, например: мой нахальный и вовсе не литературный псевдоним напрямую связан с “Дискотекой”, и несколько моих друзей появились во время публикации разухабистых первых главок на самизате. И остались со мной, чему я бесконечно рада.
Продолжить чтение

2 марта. Хаидэ

Третий роман истории о княжне Хаидэ.
Так и называется “Хаидэ”

0_db280_c385128e_orig (1000×750)

Начала я его писать в январе 2013 года, закончила в сентябре 2014.
Это очень большой текст, так что это две книги (очень немаленькие книги), как и с Татуиро вышло.
Мне оставалось лишь следовать течению большой реки, которая набрала силу в первых книгах трилогии и уже сама находила свой путь воды. Читателям виднее, справилась ли я. Мне показалось, да, но что я спою через полдесятка лет, не знаю.
Я по-прежнему не могу много говорить о романе в целом, может из-за его размеров, так что выберу парочку моментов, на том и все.
Продолжить чтение

29 февраля. Нуба. Вторая книга истории о княжне Хаидэ

Мои книги дальше)))
Нуба. Вторая книга истории о княжне Хаидэ

0_db27e_4c3f913c_orig (594×394)

0_db27f_2daa4f1_orig (1000×747)

По сравнению с первой и третьей частями роман сравнительно небольшой, всего-то 12 а.л.
Написан стремительно, села в сентябре 2012 года, оторвалась в конце ноября 2012 года, смотрю – книга…
Я его и не планировала, и не думала, что занесет меня в такие дали, но когда текст становится большим, он сильно меняет все вокруг, а уж что касается его самого, то сам решает, куда длиться и как. Большой текст, как большая река, силы в нем столько же и русло себе он выбирает сам. Природное, оптимальное русло, тот самый путь воды.
Я неплохо написала о романе на сайте Татуиро, сейчас кое-что процитирую.
В этой книге есть продолжение первой книги, потому что главный сюжет в саге – линейный, но в целом это другая страна, другие люди, новые герои, новое место, вернее, несколько новых мест. Главный герой романа не княжна Хаидэ, а ее хранитель, огромный черный Нуба с запечатанными устами. Надо же мне было узнать и рассказать, откуда взялся и почему такой, чтоб стало ясно – он не рояль в кустах и не бог из машины.
И потому главный концепт романа – люди, не замкнутые на социум, а принадлежащие сразу мирозданию. Учитель-маримму, показывая мальчику Нубе его место в мире, вертит камень и осколок, и показывает – место там, куда осколок ляжет идеально, встроится, и неважно, где это место. Найдешь его – мир станет гармоничнее, оптимальнее.
Место черного Нубы оказалось рядом с княжной, туда он и пошел, жил там, пока не пришло время уйти. И ушел во всякие свои мрачные приключения.
Но княжна еще интереснее, ее уровень – отсутствие судьбы. Там, где другому суждено исполнять начертанное, она решает (отличие героев от титанов в греческой мифологии, титаны скованы предопределением, герои – решают сами, вершат судьбу). И делает.
Потому роман о ее черном – не просто повествование, а свершение. Приключение. Они это приключение вместе преодолевали, хотя их разделяло полмира.
Во всей саге это самая мрачная, самая готичная и самая колдуническая часть, тут очень много потустороннего, но (как обычно в моих текстах), не только того страшного, что живет на чердаке или под кроватью, а того, что заводится у человека в голове. Или в сердце. Или – в душе, делая из нее душонку. Но и “чердак” и “подкроватный” страшный мир тоже будет: темные места, что находятся в нашей реальности, в одном из таких мест основное действие происходит.
Когда писала, четко видела остров Невозвращения и пустыню вокруг него, знаю, где там право и лево, знаю, чем пахнет и какие там звуки, и если бы дело было только в создании еще одного сказочного мира, то все просто – садись и рассказывай, где дыра в скале, где лестница и куда она.
Но происходило там намного больше, чем я могу написать. И выбрать, чтоб оно в итоге получилось текстом, а не беспорядочными записками путешественника в странные далёки – сложно. Что-то я выбирала сознательно, а что-то писала, положась на… ну скажем, на интуицию и подсознание.
Ну и еще. Некоторые вещи мне приснились и я их потом честно написала, раз уж пришли. К примеру, существа из воды вокруг Острова Невозвращения, темные эги (и способ из питания) и черный Огоро, вернее, как выглядит вода, когда он спит, занимая собой всю бухту. Огоро имя пришлось дать, он хранился в моей памяти безымянным, а вот эгов я увидела целиком, вместе с именами. Мерзкие однако, твари)
Фото нубийца я взяла с сайта Лени Рифеншталь, хотя не люблю искать в сети своих героев, но, во-первых, это Лени великая и ужасная, она одна из виноватых в том, что я пишу и что я не бросаю, и что черного княжны зовут именно Нуба…
А во-вторых, это именно он, точная копия.
Книгу я посвятила прекрасному другу – Камилле, и для этого у меня есть тысяча причин, о которых я потом отдельно расскажу, может быть, мне придется написать для этого книгу, что я и сделаю с великой радостью.

28 февраля. Княжна. Роман в трех романах

И вот я добралась до княжны Хаидэ.
Княжна. Роман в трех романах.
Книга первая так и называется “Княжна”

0_c8c2f_cc0f9ebc_orig (900×675)

(если текст первого романа 25 а.л. это считается одной книжкой?)
О том, что в ней, написано в аннотации на сайте, а еще в самой книге есть подробное предисловие.
Я писала эту сагу с августа 2006 года по октябрь 2014. Оказывается, восемь лет.
Получилась очень объемная по размеру, временному и географическому охвату псевдо-историческая сказка, которая литературно именуется “роман-гипербола”. То есть, все исторические неточности в тексте простительны, ибо – период истории служит лишь затейливым фоном для человеческих отношений и всяческих приключений.
Меня существование этого жанра вполне устроило, так как живу я в городе, где полно археологов и историков, если кто из них роман прочитает, то камня на камне не оставит от текста, ратуя за подлинность, но это применимо к первым главам, потому что, чем дальше в лес, в смысле, в приморские степи, прибрежные горы и африканские джунгли, тем больше там сказочного, мрачно-мистического, и вообще дала я там себе волю.
И снова я не могу писать об этом романе конкретно. Кто решится, сам прочитает. Наверное, мне было бы интересно ответить на вопросы тех, кто читал.
В сети, кстати, гуляет смешная обложка с томной гаремной красавицей в парандже, и там же смешная аннотация. Ценю, кто-то не поленился нарисовать и написать перед тем, как закинуть сагу в библиотеки. В которых меня – автора за эту обложку и аннотацию уже изрядно пощипали и поклевали. Сейчас уже смешно )
В общем, я до сих пор не верю, что я это все писала, что я дописала и сумела сделать правку. Для меня на сегодняшний день – это моя самая лучшая работа. Не знаю, будет ли возможность и силы совершить еще что-то подобное. Даже если нет, я уже счастлива, “Княжна”-то есть)
Авторское примечание. Был мир, в котором женщины рожали чаще и больше, бездетные были исключением, а не нормой. И мужчины ценили детей, потому что они длили их в будущее, они становились – ими. Князьями, воинами, торговцами, земледельцами.
И когда я писала, я вдруг поняла, насколько это все меняло. Это был другой мир. Как ни странно, более женский. Нет, более контрастный. И когда романы воспевают нам ратные подвиги мужчин, скупо или попросту никак и ничего не рассказывая об этой стороне, то мы видим прошлое однобоко и неверно. Ну, разве что вспомним сыновей Тараса Бульбы и бедную плачущую мать, у которой их отобрали.
Я попробовала увидеть тот мир с точки зрения именно ценности продолжения рода. Это не значит, что в тексте одне бабоньки и все они тяжелы. Там просто и им хватило места и простора. А написала я про эту грань текста для примера, как писуемое может воздействовать не только на читателя, но до него и на автора, поворачивая его голову и приговаривая – туда смотри, видишь? Ты это видишь?
Мне это нравится.
Я посвятила первую книгу саги брату, потому что я его очень люблю.

27 февраля. Дом и слова

В ночи я совершала тесто на завтрашний торт. И вдруг поняла, что замешиваю его деревянной ложкой из старого рассказика “Выпечка” (рецепт оттуда же), в кухне из недавнего романа “Дискотека”… а под ногами у меня валяется, раскинув толстые лапы, повсеместно увековеченный черный кот Темучин… (список можно продолжить)