30 октября. Внезапное

На Митридат я обычно поднимаюсь засветло, а тут (пару дней тому) не успела, и пришла наверх уже в темноте. Вообще никого, потому что сыро и ветрище дергает за капюшон.
И вот в полной ветра темноте, подсвеченной снизу городскими огнями, дохожу к площадке, где машины разворачиваются, а там маячит неведомая фигня, подпертая шестами.
Оказалось, остановка автобуса (?), украшенная мозаичными рыбками (!!!), с надписью ЮЖНОМОРСК КОНЕЧНАЯ…
Было так, будто я провалилась в параллельную реальность собственных романов.
Название “Южноморск” я давно использую в своих текстах, если не хочу привязывать литературную географию к чересчур конкретным местам в реальности. Южноморск у меня в романах и рассказах как бы Керчь, но имеет право быть не совсем Керчью, ибо реальная Керчь город все же весьма своеобразный, с ярко выраженной брутальной индивидуальностью. От которой я временами устаю, и тогда уезжаю в свой Южноморск, откуда отправилась воевать столицу Даша Лесина (Ателье) и где живет Ника-Вероника (“Судовая роль”). В рассказах кое-где Южноморск тоже есть.
Я остановку сфотографировала, конечно, а то если это киношники выстроили, уберут ведь, вместе с ее чудесными мозаичными рыбами.
Стояла там одна, смотрела на картинки и надпись. Думала, интересно, а если бы не “конечная”, и вдруг пришел бы автобус… поехала бы я в Южноморск? (привет, сюжет, написанный столько раз, что он уже и не сюжет, а практически реальность)))

24 августа. «Инга. Мир» — рецензия на роман Елены Блонди в газете «Книжное обозрение»

Арти Д. Александер
Сила любви

Сложный, тонкий и многоплановый роман о человеческих отношениях. Двадцать лет назад юная Инга пережила два романа – со сверстником и столичным художником. И мальчика, родившегося тогда, про себя звала сыном двух отцов. Но вот он вырос, а встреча с прошлым надвинулась вплотную.

«Да понял, понял. Умела бы врать, я бы рос, как все, типо папа летчик, разбился в Арктике, герой! У нас, мам, в классе таких летчиков целая эскадрилья…» Инга узнает, что художник приезжает на отдых туда же, где сын с друзьями устраивает передвижную дискотеку, и она отправляется в путь, надеясь предотвратить их встречу. И понимает, что до сих пор любит ровесника Сережу, потерянного двадцать лет. Он стал резчиком по камню, делает скульптуры для садов и парков, а жизнь его во многом не радостна. Но любовь способна одолеть любые преграды.

27 февраля. Роман Инга (мир)

“Прошло двадцать лет…”
Роман Инга (мир)

0_db249_261e40df_orig (3910×2775)

Написан сразу за первой книгой дилогии, летом 2014 года, потому что концепт временного разрыва – практически главная сюжетная линия (в том самом плане). Так что пришлось.
Инге тридцать восемь, у нее сын, которому двадцать, и как многие мальчики из небольших южных городов, он уехал поступать в Москву, не поступил, да там и остался. Теперь он там – понаехавший, а домой – наезжающий. Инга по-прежнему живет с Вивой, но уже не в курортном поселке на Южном берегу, а в Керчи, у них дом на окраине и все налажено, вот только с личной жизнью у героини никак не складывается.
Продолжить чтение

Инга на Лулу

Инга (мир) – второй роман дилогии, теперь на сайте Лулу.ком

“Вторая книга дилогии. Те же герои через двадцать лет. Что делает с нами жизнь и что мы делаем со своей жизнью. Девочка Инга становится женщиной, матерью взрослого сына, и снова встречается со своим прошлым, с любовью, которая, оказывается, не ушла, и с людьми, у каждого – своя судьба, не всегда похожая на юношеские мечты и планы.”

Инга. Мир

 

мои слова – мои картинки

Некоторые мои картинки, и снятые прежде и новенькие, ожидаемо оказываются картинками к собственной прозе. Так что на сайте Прогулок я теперь новую рубрику завела, и буду там сама себя цитировать и сама себя иллюстрировать.
А ковыль вчера на Павловском был совершенно прекрасен, золочен, ветрен и романтичен…

Ковыль Павловского мыса. «Инга»

1600=.jpg

Фонтан в Щебетовке. Львы…

5053=.jpg

5058=.jpg

- Та нет, я и узнать вчера сходил, к Орлову. Он железками торгует, мастеров всех знает, наперечет, кто у его купляет мелочь всякую, молотки да точилы, и про других рассказуют они. Щас вот говорит, братья, с цемента зверей льют, ну ничего так, я видел у Прищенок, лиса там, зайцы всяки, с зубами. Крашеные, как на Пасху яйца. Ну, фонтаны. Ты видала, кругом стоят, те привозят и собирают только…
(Инга. Мир)

Откуда что берется…

8467=.jpg

В романе “Инга” линия о линиях Сережи Горчика, который стал резчиком ко камню и ходил по приморским поселкам, нанимался делать всякие интересности в частных домах и санаториях, а самую первую свою стелу сделал в семнадцать лет на совершенно безлюдном побережье (и через двадцать лет они с Ингой пришли и снова увидели ее), она выросла вот из этого барельефа. Эту голову Нептуна над маленьким пляжем в Стройгородке я помню с самого детства. В то время или чуть раньше ее и вырезал какой-то художник, о котором я до сих пор знаю немного, но не особенно стремлюсь узнать. Когда нужно будет это знание об этой реальности – само меня найдет.

8460=.jpg

Она большая – в мой нынешний рост практически. И каждый год, когда попадаю к этому обрыву, я боюсь, вдруг обвал, подвижки и все – ее не будет. Но она есть. Там неподалеку (слева) еще дельфины с морским всадником, они сильно побелели, засолен камень, видимо.
Одно время сверху сильно мусорили, там площадка импровизированная, для побухать, и народ, не морочась, просто кидал с обрыва вниз, к бороде Нептуна, всякие объедки и обпивки, при этом благодушно любуясь морскими далями (насчет помусорить, да, именно такой у нас народ, убила бы), я даже прикидывала, не нарисовать ли очень злобную табличку и воткнуть ее наверху, пусть бухают и читают. Но сейчас мусора почти нет, значит, кто-то убрал и это хорошо.
Последнее фото сняла уже с рыбацкого причала, видно, что обрыв не маленький.

8489=.jpg

О танцах Акаши Одедра

О танцах Акаши Одедра

Я не знаю, как меняется его имя, гугл признался, что никто еще по-русски этого британского индийца не склонял.
Почему так по сердцу пришелся, кроме, конечно, того, что танцует восхитительно?
Дело в том, что когда я писала вторую Ингу, мне нужно было увидеть хорошие танцы, для ангела Нюхи, которая танцует, как дышит. Сама я видела, что именно она делает с собой, встраиваясь в мировое пространство, каждым движением, но хотелось убедиться, что это есть, и порадоваться тому, что такое существует, потому что мы часто пишем то, чего не видели в реальности, а после выясняется – оно существует.

Я несколько дней провела на ютубе, пересматривая ролики с самыми разными танцами-танцорами-фестивалями-стилями. К моему веселому удивлению (в смысле – ну вот, везде одна и та же схема), которое быстро перешло в раздражение, сеть забита записями бесталанных дансеров, уродующих мироздание корявыми движениями. Смотреть на них так же тошно (и вредно) как читать мусорную бесталанную литературу, и так же в какой-то момент наступает отравление. Я этот какой-то момент определяю по своему тихому бешенству, и вообще становлюсь плохая. Язвительная, мелочная, въедливая и желчная. Короче, цветы селезенки портятся напрочь. И нужно срочно спасаться чем-то великолепным, мощным, добрым в этой своей мощности и силе таланта.

Что поделать, ушла я тогда к Майе Плисецкой, Бежару и прочей гарантированно полезной классике. Там и восстановилась.

А тут совсем случайно, через прекрасную Кармен, через Ройял Оперу вдруг нашелся коротенький, короче минуты, ролик о том, как движется Одедра. И дальше я посмотрела несколько его танцев. Это прекрасно, именно тем, о чем я хотела написать и что хотела увидеть. А кроме того, что написала в романе, вот еще одна вещь, которой Одедра владеет. В его движениях нет прорех от одной гармонии к другой. Когда – некрасиво разбежался, чтоб красиво прыгнуть. Они перетекают из одной красоты в другую, так же, как течет вода или меняется свет.

Этого и хотелось.

сласти

Ночью написала пост про халву, про цены нынешние, потом стерла его и больше не буду.

Про халву другое надо писать, сладкое)

А пока – про варенье. Оказалось, варенье из черного винограда получается сине-фиолетовое, прекрасного такого сумрачного цвета.

Я сразу вспомнила варенье из синих слив из “Инги”, такой вот, примерно, цвет.

Инга первая и вторая

Я закончила первую правку Инги и теперь на странице с книгами можно скачать оба романа.

вот тут

Картинка с грозовым сердцем теперь принадлежна второй книге Инги, хотя, конечно, ее мало, текст шире и больше, но она увиделась мною недавно, как раз, когда правила, так что, пусть будет)

Приятного чтения всем!