30 января 2017. Роман дописан

я закончила первую книгу “Карт мира снов”. Это еще совсем сырой черновик, там множество мелочей, которые нужно увязывать и оттачивать, мир Башни Неллет большой и наполнен точными ритуалами.
Хорошая кропотливая и неспешная работа для наступающей февральской зимки.

27 января 2017. Карты

Карты мира снов, работа над…
Написала одиннадцать авторских листов, дело идет и идет к концу, само, так что, я уж не нервничаю, пусть пишется.
Просто так кусочек из ночью написанного, без правок:

- Санаты. Я позову их. Сверху. Вдруг получится?
Мисерис Аннунца насмешливо хмыкнула, но промолчала. Даэд покраснел, понимая, что слова похожи на хвастовство, но упрямо продолжил:
- Они понимают меня. Когда летим. А еще я позвал их в роще. Сам! Я только не знаю, как их зовут, наверное, там не одна упряжка?
- Санаты и зовут, – удивилась Аннунца, – они же не делятся. Головы, хвосты, крылья. Просто санаты.
- Она говорит, что если зовешь одного, то зовешь всех. Прилетит та упряжка, которая сможет, – объяснила Неллет.
- Не моя? – уточнил Даэд, – с которой я познакомился?
- Твоя. Теперь любая из двух десятков – твоя. Чего ты спрашиваешь о пустом?
Она вскочила, быстро огибая стол, подошла к окну, смотрящему через весь город на склон холма, где яркой гроздью светился дворец.
- Позови! Вряд ли ночью кто-то летает по делам. Они все там заняты. Своим ослепительным счастьем. Давай!
Под тонкой башней толпились крыши и деревья, купола и круглые башенки. В нескольких местах пылали ночные пожары, на полускрытой площади волнами металась толпа, гудя и вскрикивая, хорошо – далеко, подумал Даэд, не лезет в уши.
Вместе они подались вперед, высовываясь из каменного проема. Ветер погладил горячие лица, метнул волосы Неллет, щекоча Даэду глаза. А он растерялся. Как звать? Мысленно? Или орать? И с чего решил, что получится…
- Хэццо! – завопил отчаянно, стараясь перекричать собственные сомнения и страхи, – хэццо, парни! Ко мне, ребята! Натен угостит вас пирогами!
- Великая Неллет! – неожиданно именно так, как удивляются в Башне, воскликнула за спиной Аннунца, смеясь, – эдак мальчишка вытащит солнце раньше, чем кончится ночь. Натен, не спи, а то королевские твари прилетят раньше. И попросятся на колени, как моя Гарисса.
- Хэццо! – сердито вопил красный от стыда Даэд, – сюда! Мои хорошие. Кузнечики лупоглазые! А ну!
И заорал сильнее, когда от яркой грозди дворца отделилась блестящая точка, понеслась, смигивая и всякий раз загораясь намного ближе. Через несколько рывков окно заслонили прозрачные крылья, толстые хвосты с чешуей, блестящей в лунном свете, мотались из стороны в сторону, царапнула кирпич членистая лапа, покрытая иззубренными шипами. И поплыла перед глазами изящная внутренность колесницы: ряды сафьяновых сидений цвета темной травы, резные подлокотники, навес из драгоценной парчи, сложенный тяжелыми складками.

21 января 2017. Работа над романом

Первая книга “Снов” подходит к концу. Когда я такое пишу или для себя понимаю, это значит, я могу еще пару авторских туда приписать, да и пусть пишется. Но чувство, что история хочет завершиться, есть, и хорошо. Особенно, если она очень громоздкая, эдакая многоходовка с кучей народу, реальностей, времен. То есть, сюжет делает привал, позволяя мне закончить часть и начать следующую.
Как правило, ближе к концу первой книги приходится писать главы не слишком приятные. Если бы я была маниаком, я бы обсасывала “кровь-кишки-распидарасило” по ходу всей книги, но мне в силу характера неприятно постоянно возиться в дурном, тем более автор не читатель. Читатель может плюнуть и перелистать, плюнуть и бросить, плюнуть и обвинить автора в чем попало. А автор вынужден вселиться, обустроиться, проникнуться, трансформироваться в любую писуемую им дрянь. Получить удовольствие от тех вещей, которые ему-личности глубоко чужды.
Так что, всякий раз я как перед визитом к стоматологу. Знаю, надо, и будет лучше. Но как же неохота и как же хочется перенести на потом!
Но раз я все это болтаю, значит, часть мрачного мрака в сюжете я уже асилила.
Помнится, что-то подобное я уже говорила во время написания другой книги, возможно, романа “Ястребиная бухта”, там есть сцена в подвале, где бухали крутые, приводя туда пьяных малолеток. И еще там есть глава, в которой Сека Беляш удерживает Нику в недостроенном доме, напиваясь и зверея у нее на глазах.
Вот этих монстров тоже писать было не менее сложно, чем нынешних нечеловеко-образных тварей. А куда денешься))

12 января 2017. Котики писательские

https://www.ivi.ru/titr/motor/kotiki-aktery



нашлась очередная подборка знаменитостей под присмотром котиков, самый там кадр-кадр, конечно, кот с Кристофером Уокеном

11 января 2017. Работа над…

позавчера сделала себе ночной выходной, потому ночью неумолимо написались сразу 20 тыщ знаков, а в целом роман о снах, которые правят реальности, уже достиг размеров нормальной книги в семь с половиной авторских листов, и я очень рада, что текст только разгоняется. Похоже, я таки напишу несколько-книжие, причем, не потому что я жалаю нагромоздить побольше-побольше, а потому что меньше текста в этой данности написать невозможно.
Отличие этой книги от предыдущих в том, что я сразу была нацелена на полифонию и не стала пугаться одновременного появления нескольких сюжетных и временных линий, и толпы персонажей, обойдясь с ними очень гостеприимно. И убивать их по мере появления новых, как советовал Джордж Мартин, я, конечно не буду, пусть каждый проживет в тексте свою жизнь и свою судьбу.

и кусочек
Продолжить чтение

1 января 2017. Машинная логика, прихотливая, но прослеживаемая

Искала картинку с пряничным петушком, нашла очаровательную

но гугл компетентно заявил
“Скорее всего, на картинке СВЕТОДИОД”
и рассыпал передо мной в доказательство кучу других картинок (со светодиодами) подкрепив их ссылкой на магазин “Пара пряников”

1 января 2017. Трофейная картинка про слова

бояны, может быть, но языковые, все собираюсь коллекцию собрать, вернее, раньше собиралась, а сейчас уже даже не знаю…
и про “кокова кота выбы”
Ну, как я могла пройти мимо…
Рыжица у нас, значит, глотка шорсная

23 декабря 2016. Про роман

я написала шесть глав нового романа, то есть уже 4 авторских листа с большим хвостом, и это первый роман, который вообще не желает отодвигаться, давая место другим делам.
Когда я начинала его писать, я договорилась, что дам тексту полную свободу – пусть пишется, как ему хочется. Похоже, роман не понял, о каких областях жизни идет речь и теперь диктует мне реальность, в которой ему максимально удобно.
Будто не я пишу роман, а он пишет меня )
Еще я за ним не успеваю. Было уже такое с “Ингой”, я писала очень быстро, потому что боялась не успеть записать события книги, но к Инге я какой-никакой написала план, пусть он и полетел потом ко всем чертеняткам, так что я на план и грешила, вот, думаю, как помог-то.
С этой книгой по правилам нашей с романом игры никакого плана нет. И все равно еле успеваю.
Да. Рабочее название новой книги
КАРТЫ МИРА СНОВ