книги Леты

…любое, просто, чтоб твой горизонт уходил в бесконечность. Японский язык или историю древних майя, все равно что. Травы, уверенно ответила Лета, и сама удивилась этому. Да. Травы. Вот почему-то. И они проросли маками и полынью, чабрецом и чертополохом в словах, которые вырастали в романе. Нет, уже в романах. Первые травы Леты выросли именно во второй книге Татуиро, когда Витька нашел ‘Книгу змеиных времен’ и стал учиться читать не только то, что написано, а еще то, что говорит ему мир. Травы росли, и то, что писала Лета, наполнилось запахами и вкусом, оно укоренялось, прорастало, плелось, созревало, высыпая семена, которые найдут себе свою воду и свою землю, чтоб вырасти вновь.
(книги Леты, черновики)

Книги Леты

…Мастер жил в лодочном гараже, с женой и детьми, просто летний отдых, но в полутемном просторном помещении, с тусклыми рельсами для закатывания внутрь лодки, все равно у стены притулился маленький рабочий столик, полный цветных склянок и прочих нужных пузырьков и предметов. Лета сидела в кресле, улыбаясь неспешным разговорам через набегающие слезы – было больно, будто кожу жгли – терпела, слушая и кивая. А машинка в сильных пальцах тихо жужжала, клеймя Лету зеленой с голубым рыбой, длинной и стремительной, как морская змея.
Продолжить чтение

с 13 октября – сюда. Новые черновики

Осенью, именно в октябре встают перед Летой неисполненные желания. Хочется ли ей новых мест? Не бесконечно и не постоянно. Но жить где-то, где все новое, выходить из дома, привыкая к местам и предметам, и наблюдая, как они меняются, для нее, делаясь все более привычными, а после вспоминать, какими были в самом начале. И не поймешь, то ли скрывали суть, узнанную позже, то ли, наоборот, показывали ее, без последующих наслоений. (книги Леты)

Книги Леты (поехали, да)

Я начала писать Книги Леты, о них знали три или четыре человека (привет вам, знающие раньше, чем что-то состоялось), вот они и будут мне поддержкой в трудах и укором, когда заленюсь.
Думаю, писать я буду их не торопясь, и параллельно хорошо бы совершить еще какую историю, из таких, что мне нравится писать – с сюжетом и картинками.
В самих Книгах Леты сюжетом будет сама Лета, так думаю. А может быть передумаю, или передумает сама книга.
я собираюсь за ней следить с интересом.
Одну книгу, которая писалась сама, я уже писала, это “Дзига”, повесть о черном коте. То еще приключение, садиться работать, совершенно не зная, куда и как повернется рассказ.
Мне понравилось, но это очень сложно для меня морально, сесть и начать то, к чему не готова, ну люблю я всякие подготовки. Вернее, любила, а теперь многое делаю, импровизируя.
Мои книги меняют меня.
Итак, 13 октября 2015 года. Книги Леты.

Книга букафф, любовь к словам (записи для Книг Леты)

вместо слов-паразитов приходят ко мне слова-любимчики, ибо (ибо!!!) свято место пусто не бывает. В слове “ибо” виноват писатель Рок, у него в романе кота звали Ибо, меня это восхитило, с тех пор “ибо” иногда просыпается, встряхивается и воцаряется в моей голове.
Кроме любимых слов бывают также любимые формы слова, к примеру, великолепные суффиксы или приставки, и тогда я мысленно повторяю “мягчайший (айш, айши, айший)… , “нежнейший…” и ловлю кайф.
Или великолепно точные названия чего-то, что раньше существовало неназванным. Как японское слово “ваби-саби”, им я теперь здороваюсь с местами, полными увядающей и одновременно непреходящей красоты.
Люблю слова.