Княжна. Глава 47

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

47

Цез ела. Ужин рабыни принесли в покои княгини и, осторожно обходя сидящую на каменной лавке старуху, ставили на мраморный стол плоские тарелки с зеленью и свежими овощами, поднос с кусками вареной рыбы, парящей томным запахом моря и специй, миску с жареным мясом, из коричневых кусков которого торчали белые кончики ребер, и корзинку с лепешками, роняющими с излома сдобные крошки. Широко расставив под натянутой юбкой костлявые колени, Цез, наклоняясь, брала с тарелки кусок, отрывая зубами, жевала, запивая пахучим вином, вытирала руку о край юбки и, разламывая лепешку, засовывала ее в рот. Из-под низко опущенного на лоб платка сверкал единственный глаз, а второй смотрел мертво и холодно, как мраморный шарик. Техути рассказал княгине перед ужином, что старуха получила глаз из вареного стекла в обмен на пророчество – в порту, куда заходил корабль Флавия. Мастер принес искусную поделку в тряпице, сунул в морщинистую руку и, плюнув на палубу, ушел, всхлипывая и досадливо вытирая слезы с искривленного знанием лица.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 46

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

46

- Охо-хо-хо, Дионис, что ж ты делаешь, не я ли тебе! Даров! Да каждый день!
Теренций откинулся в кресле, подставляя лоб Гайе. Та, выкрутив тряпку, смоченную душистым отваром, приложила ее к потному лбу, бережно убирая с висков растрепанные полуседые пряди. Теренций притих, ожидая облегчения, но вдохнул терпкий запах раз-другой и, отшвыривая тряпку, схватился за живот, наклоняясь вперед. Анатея кинулась на колени, подсовывая ему медную лохань. В промежутках между позывами, сотрясавшими плечи и спину, Теренций продолжал стонать и жаловаться на коварство любимого бога. И, наконец, выпрямился, бледный, с крупными каплями испарины на лице и голых плечах. Обмяк в кресле, большие руки поползли с подлокотников, падая без сил.
- Верно, надо делить количество выпитых ритонов на мешок прожитых тобой лет, муж мой, – предположила княгиня, входя в комнату. Отодвинула Гайю и взяла у нее компресс, присев, сама положила его на холодный мокрый лоб. Теренций насупился.
- Я слишком стар для любовных утех?
- Если бы так, упрекал бы сейчас Афродиту. А ты возносишь слова к Дионису. Причем же тут любовь, господин?
- Твои учителя чересчур заучили тебя. Играешь словами, а у меня просто болит голова. И еще – желудок. Верно, я отравился вчера осетриной. О-о-о… – он снова нагнулся, упирая руки в колени.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 45

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

45

Купы деревьев посреди выгорающей на солнце степи стояли зелеными облаками в желтом небе. Казалось, подует ветер – и они покатятся, поплывут, меняя очертания. Вырастут, густея и хмурясь, а то – растекутся тонким зеленоватым дымом, впитываясь в бледное золото пшеницы и трав. Ранняя горячая и влажная весна обернулась летом за несколько дней, вернее, ночей: каждое утро солнце делалось больше и горячее, палило, кидая свет плашмя, чтоб захватить всю степь целиком. И только в лощинах и садах солнечные ладони не хлопали оземь, а лишь касались макушек, отягощенных зелеными плодами. Везде, где тронули горячие пальцы Гелиоса пушистые персики, тугие абрикосы и глянцевые яблоки, загорались яркие пятнышки – розовые, оранжевые и красные. Кидали на темные листья, уже чуть уставшие от зноя, легкие цветные блики. И Аполлон, смеясь, рассыпал из узкой ладони крошечные радуги, подсвечивая густую прохладную тень.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 44

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

44

- Семь видов облаков проходят над степью летом, – сказал старый шаман Патахха, посматривая на пятнистое небо из-под облезлой шапки. Он дергал прут, и казалось, прут обломится от рывка, но тот скользил в узкое пространство, вставал крепко, надстраивая плетеную вершу, будто она родилась в коричневых руках Патаххи, и вот – растет на глазах.
- Облака-горы соравны мечтам. И снам вырастающих мальчиков.
Младший не имеющий имени опустил глаза, краснея пухлыми щеками. Сцепив на коленях пальцы, закусил нижнюю губу, надеясь, что боль прогонит память о ночном сне. Патахха оскалил старые зубы под щеткой редких усов, показывая – видит.
- Облака-страны, куда мы уйдем все, но кто-то останется в гуще белого молока блуждать там свою отдельную вечность, а другие – выйдут с другой стороны…
- К снеговому перевалу, – голос среднего ши был тихим, и в нем, рядом с торжеством знания, свернулось, насторожась, сомнение.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 43

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

43

- Говоришь, княгиня убила его? Камнем? Просто взяла камень и – об голову?
Теренций вытянул ноги (кресло жалобно скрипнуло под большим телом) и, взявшись за деревянные поручни, погладил их, собираясь с мыслями. Лой, что стоял, склоняясь в поклоне, досадливо сморщил вытянутое лицо, но тут же закивал, прикладывая руку к голой груди.
- Да, мой господин.
- Так-так…
В маленькой комнатке с толстыми стенами воцарилась тишина. Лой, осторожно выпрямляясь, искоса рассматривал задумчивое лицо хозяина. Набравшись храбрости, снова попробовал донести важное:
- Эта женщина, господин. Она ведьма. Демоны взяли ее душу. Потому что она, она только прислонила свое лицо, к разбойнику. И он упал и плакал. Почернел тут же. Она…
- Я не оглох, раб, – Теренций раздраженно шлепнул рукой по большому колену, – я все услышал. Верно, ты не разглядел, она пырнула бандита его же ножом.
- Она змея…
- Все женщины змеи. Но это не мешает им лежать под мужчинами и рожать им детей.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 42

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

42

Облака, собираясь над морем, сталкивались, протекая друг через друга, соединялись и, меняя цвет с белого на серый, затягивали яркое небо сплошной пеленой, толстой, как набитые тончайшим лебяжьим пухом одеяла, – одно такое красовалось на мраморной лежанке в ткацкой комнате княгини. Солнце тускнело, становясь похожим на стертую монету, а потом вовсе скрывалось за облачной тканью. И тогда полотно, растянутое на станке, теряло краски.
Хаидэ вела челнок через висящие нити основы, колыхались под ногами привязанные к концам каждой каменные грузики. Деревянная рама чуть слышно постукивала, когда челнок, дойдя до края, поворачивал, следуя за движением руки. Хаидэ не любила, когда солнце оставляло ее и, работая, машинально хмурилась, как только свет в распахнутых окнах угасал. А потом, стоило солнцу найти в облаках прореху, вместе с ярчающими красками цветных нитей, лицо княгини светлело, и черточка между бровей исчезала.
Скрипела деревянная подставка, постукивали круглые камушки-грузила. Очень тихо, почти про себя, слышалась песня, которую мурлыкала Хаидэ, заплетая с нитью в узор.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 41

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

41

- Помоги лошадей отогнать! Эй, певец!
Открывая глаза, Убог увидел над собой синее вечернее небо и рыжую, потемневшую от сумерек бороду купца. Тот, убедившись, что услышан, шевельнул бородой и исчез, затопав сбоку, ругнулся. Убог пощупал цитру, что лежала рядом, укутанная в тряпье, поднялся, спросонья неуклюже сползая с повозки. Хлопая глазами, сжал в руке сунутый кем-то повод. И пошел, таща упруго натянутый кожаный ремень, следом за работниками.
- Вот, – удовлетворенно сказал купец, оглядывая темнеющий луг, окаймленный черной неровной полосой кустарников, – тут пусть ходят, понизу. А мы у костра.
- Вниз нельзя, – голос Убога был хриплым, в нем еще жил уползающий сон, в котором все покачивалось, пронизанное неспешными разговорами и покриком караванщиков, – там низина, трава плохая, для лошадей. Черви.
Купец придержал повод, не давая коню увлечь себя к нижней части луга, где трава стояла почти в рост человека, темная, сочная.
- Ишь ты. Я думал, только петь горазд.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 40

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

40

Худой мальчишка, слишком высокий для своих лет, потянулся из-за горы старых корзин и, взвешивая на руке гнилой гранат с мягким боком, досадливо оглянулся. Пихнул ногой напиравшего сзади маленького, с рыжими сальными кудрями. Прошипел, свирепо хмурясь:
- Не мешай, Токей, стукну!
- Кидай, ну! – рыжий сопел, тычась под локоть другу. Засмеялись сдавленно еще двое, чернявые, одинаковые, как братья, из-за перепачканных золой лиц.
Высокий осторожно выдвинулся на пустое место, прикинул взглядом путь к отступлению и, размахнувшись, резко метнул гранат под мягкую гору мешков на другой стороне узкой улочки. Гнилой плод чвакнул и отскочил, брызгая красным соком. С невнятным криком, раскидывая ворох мешков, показался незаметный до того спящий бродяга, сел, вертя лохматой головой. По лбу, залепленному красными зернами, стекал сок, будто его ранили.
Продолжить чтение

Княжна. Глава 39

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
39

Две женщины лежали рядом на тесном ложе. Головы – светлая, с растрепавшимися косами, еще недавно уложенными сложной прической, и черноволосая, с прядями, раскиданными по плоской подушке, касались друг друга. Бок о бок, вытянувшись как рыбы, смотрели в низкий потолок. Княгиня молчала, а ее подруга, переводя дыхание и облизывая губы, говорила, останавливаясь и подбирая слова. И когда снова начинала говорить, сжимала руку Хаидэ.
Повесть о скудном лесе и паучьих горах слушали еще двое. Фития, уступив место на табурете у стены египтянину, села у шторы, закрывающей вход. Иногда, незаметно приподнимая край занавеси, осматривала пустой коридор и выход в заднюю часть внутреннего дворика.

- Когда серый глаз тумана на стене пещеры закрылся, не пуская нас с Ловким в сердце горы, я узнала, что ношу ребенка. Нашего первенца, сына.

***
Продолжить чтение

Княжна. Глава 38

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

38

Что нужно женщине, чтобы родиться с темной глубиной в глазах, кто должен быть отцом, а кто матерью той, что приходит в мир – быть женщиной настоящей? Этого не знают ни колдуны, ни шаманы. Не знают и те, кто, загибая пальцы, мерно перечисляет летопись давних лет или пишет ее на ломких пергаменах или мягких папирусах. Такие женщины просто приходят в наш мир. Живут. Одни ходят по травам босыми ногами, окуная подолы в росу, и под ранним солнцем роса отливает багровым светом, будто кровь намочила тонкую ткань. Другие возлежат на богатых коврах, покачивая узкой ножкой, на пальцах которой – вышитый башмачок с загнутым носом, вот-вот упадет. Такая берет персик с чеканного блюда, надкусывает, вытирая сок, текущий по подбородку, и на цитре музыканта рвется струна. Иногда западный ветер приносит такую в дикое племя и мужчины бьются как звери, за взгляд или поцелуй.
Так сильны они, пришедшие без предсказаний, что, отчаявшись понять, кто, откуда и почему, люди нарекают их нечистыми, и чертят в воздухе и на песке охранные знаки. Но узкая нога, мягко ступив, разрушает заклятье, быстрые глаза, сверкнув, развеивают прошептанные слова. И те, кто боялся, с радостью склоняют головы, пленяясь.
А есть просто женщины, рожденные для продления рода и мерных повседневных дел, но вместо радости и благодарности за покой, они мечтают о темной силе, идут к старухам за тайными порошками и, шепча заговоры в урочный час, прислушиваются к своему телу, ожидая перемен. Но лишь кружат головы в сроки, отведенные для зачатий, не пленяя и не становясь легендой. Рожают детей, растят их, забыв о дуновении темноты, и лишь изредка вспоминают о мелькнувшей молодости, как о чем-то чужом.
А первые, темные, – до поры бегают босиком, едят зеленые сливы с дикого дерева, дерутся с мальчишками. Выходят замуж, и отдают мужчине девственную кровь, еще не зная своей силы. Но настает день. Или – ночь… Не обязательно первая, – главная.
Продолжить чтение